Защити себя сам. Меню →
Слова и дела
Отчет о работе «Общественного вердикта» в 2021 году
Содержание
Наталья Таубина
Директор Фонда «Общественный вердикт»
— 2021 год в полной мере можно рассматривать как активную подготовку к трагическим событиям начала 2022 года.

2021 год в России начался с массовых акций протеста, которые жестоко разгонялись с применением незаконного насилия, дубинок, электрошокеров, массовых задержаний, последующим содержанием людей в ужасных условиях в ИВС и центрах временного содержания иностранных граждан. Были возбуждены десятки уголовных дел по широкому спектру уголовных статей, причём и тех, которые раньше к участникам публичных мероприятий не применялись. Продолжился год массированной кампанией по внесению редакций СМИ и отдельных журналистов и блогеров в реестр «иностранных агентов». А завершился год судебными процессами по ликвидации двух столпов российского правозащитного движения — Международного «Мемориала» и Правозащитного центра «Мемориал».

В 2021 году «Общественный вердикт» оперативно реагировал на все происходящие в стране события. Наши юристы и сотрудничающие с нами адвокаты защищали в судах участников мирных протестных акций. Мы продолжали защищать независимые НКО и их руководителей, которых преследовали в связи с применением «иноагентского» законодательства.

Мы защищали десятки людей в делах о пытках, добились возбуждения и передачи в суд уголовных дел о пытках в ярославской колонии (Ярославское дело — 2). В 2022 году на скамье подсудимых окажется более десяти сотрудников колонии № 1. Мы продолжили нашу исследовательскую и аналитическую работу. Подготовили и опубликовали такие исследования как: «История телесных наказаний в российских тюрьмах», «30 лет реформирования ФСИН», «Давление на гражданских активистов в России».

Об этих результатах нашей работы и многом другом читайте на страницах нашего отчета.
Мы защищали десятки людей в делах о пытках, добились возбуждения и передачи в суд уголовных дел о пытках в ярославской колонии (Ярославское дело — 2). В 2022 году на скамье подсудимых окажется более десяти сотрудников колонии № 1.
Tilda Publishing
Защита от пыток и жестокого обращения
— Двадцать лет мы защищаем права человека. Сделано многое, но к сожалению, системная проблема пыток не изжита, пыток не становится меньше. К середине 2000-х пыточных дел в «Общественном вердикте» стало меньше, мы было даже подумали, что, действительно стали меньше пытать. Рядовые правоохранители рассказывали, что от них перестали требовать статистику по раскрываемости преступлений.

На какое-то время необходимость «гнать план» отпала, как и пытать, чтобы быстро составить отчетность, стало незачем. Мы понимали, что именно наша работа повлияла на ситуацию… Но чуть позже вдруг все пошло по нарастающей, и мы вернулись к тому, что было в конце 90-х — в начале 2000-х. Это было время расцвета пыток, когда из милиции ушли профессионалы, а оказались люди случайные. Безработица была высокая, люди без необходимого опыта подали в милицию — кто в следователи, кто в оперативные работники. Преступления раскрывались способами, которыми они в тот момент владели.

Пытки вновь стали обыденным явлением, раскрывать преступления по-другому и теперь не умеют. Никого особенно не заботит, что пострадать может невиновный человек, который просто не выдержал пыток, признался в том, что от него требовали и отправился в тюрьму. Профессионализм правоохранительных органов не в том, чтобы грамотно избить, не оставляя следов на теле человека, а в том, чтобы раскрыт ьпреступление законными способами, используя агентуру, технические способы, экспертизу, криминалистов. Принцип неотвратимости наказания должен прочно укорениться в работе правоохранительных органов. Наша задача — защищать права людей до тех пор, пока пытки не перестанут быть основным инструментом работы системы, — Дмитрий Егошин, юрист, руководитель юридической практики по правам человека.

Принцип неотвратимости наказания должен прочно укорениться в работе правоохранительных органов.
Tilda Publishing
Ярославское Дело 2
В феврале 2021 года вышел — назовем его так — второй сезон «Ярославского дела». В распоряжение адвоката «Общественного вердикта» Ирины Бирюковой попали новые видеосвидетельства пыток со служебных видеорегистраторов сотрудников печально известной ярославской колонии № 1. Эти видео были опубликованы в специальном материале Новой газеты, и спустя всего несколько часов после публикации СК возбудил уголовное дело. Так, громкое «Ярдело» пополнилось еще двумя эпизодами, по которым также стали работать адвокаты «Общественного вердикта».
Дело Важи Бочоришвили
В результате жестокого избиения и последовавшего за этим бездействия тюремных и гражданских медиков заключенный Важа Бочоришвили умер. После пыток его, находившегося в критическом состоянии, прятали от посторонних глаз в штрафном изоляторе, где ему так и не оказали адекватной медицинской помощи. Бочоришвили перекидывали из тюремной больницы в гражданскую и обратно, просто пытаясь избежать ситуации, что заключенный умер именно в их учреждении. В итоге Бочоришвили провел последний месяц жизни в чудовищных муках и умер в городской больнице Рыбинска. Никто тогда не понес наказания: уголовное дело СК быстро закрыл с формулировкой «за отсутствием события преступления». Сейчас фонд добивается возбуждения уголовного дела по факту смерти заключенного и уголовного дела против медиков, не оказавших помощи заключенному, а также тех, кто не препятствовал пыткам.
Дело Абубакара Цагалаева
Другой потерпевший, житель Чеченской республики Абубакар Цагалаев, незадолго до освобождения подвергся унижениям и пыткам, в которых участвовали также несколько фигурантов дела об избиении Евгения Макарова. После освобождения Цагалаев провел две недели в больнице. Позднее, предположительно из-за давления властей Чеченской республики, потерпевший отказался от юридической защиты фонда.
Чусовское дело
В колонии №10 города Чусового Пермского края произошла целая серия трагических событий. Два дела по этим событиям юристы фонда взяли в работу: одному из заключенных отрезало голову циркулярной пилой, второй лишился почти всех пальцев. Мы добиваемся тщательного расследования этих происшествий и привлечения к ответственности виновных.
Дело Александра Брагина
Александр Брагин погиб в ИК-10 города Чусового, куда он был направлен отбывать наказание. Этапированные заключенные по закону должны находиться на карантине около двух недель, особенно в условиях пандемии, однако Брагин был направлен на промзону, где уже через 4 дня после прибытия в колонию ему отрезало голову.
Администрация колонии заявила матери Брагина, что тот совершил самоубийство, а Следственный комитет провел проверку и отказался возбуждать уголовное дело. Мать погибшего отказывается верить в версию о суициде. Юрист «Общественного вердикта» Светлана Тореева представляет ее интересы и добивается возбуждения уголовного дела по факту смерти заключенного. Позднее Брагины отказались от юридической помощи.
Дело Ивана Зверева
Иван Зверев получил тяжелые травмы рук в той же колонии. Его отправили работать на старом станке по производству пластика — напарника Звереву не дали, работе на станке не обучили, а работать поставили ночью. Станок вышел из строя, в результате чего заключенный лишился почти всех пальцев на обеих руках. Сейчас он инвалид II группы.
Нам удалось добиться компенсации морального вреда Звереву в размере 700 тысяч рублей. Сейчас мы добиваемся тщательного расследования и возбуждения уголовного дела по факту случившегося и привлечения к ответственности виновных в трагедии.
дело марины рузаевой
В 2021 году, наконец, завершился суд над полицейскими из Усолья-Сибирского Иркутской области, которые пытали домохозяйку Марину Рузаеву. 30 июня 2021 года Усольский городской суд приговорил оперативников Александра Корбута и Станислава Гольченко к трем с половиной годам колонии общего режима, а их бывшего начальника, пенсионер МВД Дениса Самойлова, к четырем годам колонии. Всех троих суд лишил права работать в правоохранительных органах сроком на три года.

Полицейские были признаны виновными «в превышении должностных полномочий, совершенном группой лиц по предварительному сговору». Суд признал, что подсудимые применяли к потерпевшей пытки «для повышения раскрываемости» и «из ложно понятых интересов службы». Оглашая приговор, судья Наталья Конева подчеркнула, что обвиняемые нарушили конституционное право граждан не подвергаться пыткам.
Усолье-Сибирское / 2021 год
Пытки Марина Рузаева пережила в 2016 году. В соседнем с ней доме произошло убийство, и полицейские попросили Марину посмотреть фотографии подозреваемых. Но когда она приехала с ними в отдел, сотрудники пристегнули ее наручникам к лавке, надели на голову пластиковый пакет и стали избивать и пытать электрошокером. Пытки продолжались несколько часов. Полицейские требовали, чтобы Рузаева рассказала «все, что знает».
Суд признал, что показания потерпевшей полностью достоверны. Факт применения электрошокера, пластикового пакета, наручников был установлен. Но суд не смог установить, что наручники и электрошокер состояли на оснащении МВД (следователи их просто не нашли) и поэтому, по мнению суда, наручники и электрошокер, которые применяли для пыток, нельзя считать «специальными средствами».
Из-за этого полицейским дали более мягкое наказание, чем то, которое они могли получить по статье за «превышение должностных полномочий с применением насилия и спецсредств».

После оглашения приговора в зале суда полицейских взяли под стражу. Но перед этим оперативник Гольченко стал угрожать мужу потерпевшей Павлу Глущенко: «Ходи теперь и оглядывайся», а защитник одного из подсудимых — адвокат Шелковников — ударил Глущенко плечом. Толкнул Павла и один из слушателей со стороны подсудимых. Это были не первые угрозы близким Рузаевой. Ранее неизвестные разбили машину, отравили собаку, подожгли баню, а через несколько лет — когда дело было в суде — сожгли сельский дом матери Рузаевой. Из-за угроз семье и отказа предоставить госзащиту, семье Марины Рузаевой пришлось уехать из города.
Марина Рузаева / 2021 год
самарское дело
«Самарское дело» — самое масштабное в России дело о подбросе наркотиков, пытках, мошенничестве и фальсификации доказательств полицейскими, которое в настоящее время рассматривается в суде. Судебный процесс начался осенью 2020 года. 20 человек предстали перед судом — шесть оперативников (Сергей Храновский, Андрей Зленко, Борис Чернов, Александр Путятин, Павел Бормотов и Динислам Каняров) и 14 их «штатных» закупщиков и «понятых» (сначала их было 15, но один из подсудимых умер летом 2021 года).

Потерпевшими от действий полицейских признаны 17 человек, «Общественный вердикт» представляет интересы семерых.

Следствие установило, что в период с 2015 по 2017 годы обвиняемые полицейские в погоне за показателями подбрасывали задержанным наркотики и, «выбивая» нужные показания, фабриковали уголовные дела, а потом лжесвидетельствовали в судах и «учили» этому своих подставных закупщиков и «понятых».
В результате противоправных и незаконных действий полицейских невиновные люди были осуждены и попали в тюрьму на сроки от 4 до 10 лет.
Были и те, у кого полицейские вымогали деньги за невозбуждение «нарисованного» дела. В Самарском деле фигурируют два таких эпизода. В первом случае обвиняемые получили 250 тысяч рублей, во втором — 500 тысяч рублей.

Во время следствия четверо обвиняемых оперативников вину признали частично (в основном, по фальсификации и мошенничеству), двое отказались от дачи показаний, не согласившись с обвинением полностью. Те, которые признали вину, объясняли следствию, что «были вынуждены заниматься подобным для того, чтобы остаться в рядах сотрудников ОВД». По их словам, начальник отделения по контролю за незаконным оборотом наркотиков требовал от них выявления в неделю минимум одного факта сбыта наркотиков. «Периодически, когда мы не успевали за неделю в установленном законом порядке задокументировать факт незаконного сбыта наркотических средств, приходилось фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности по факту сбыта наркотических средств в целях улучшения показателей по службе», — рассказывали оперативники.

«Это дело уникально уже тем, что оно было возбуждено и доведено до суда, — говорит адвокат „Общественного вердикта“ Эльдар Гароз, который представляет в суде интересы потерпевших. — Мы все прекрасно понимаем, что это не эксцесс вот этих конкретных полицейских. Так и работает система. Есть план, и надо его выполнять. Соответственно отсюда возникает желание повысить показатели. И сотрудники, не считая наркозависимых за людей, делают с ними все, что захотят… Такого массового дела, когда привлекали бы столько полицейских и их „подельников“ еще не было».
Бесчеловечные условия содержания
Дела Романа Судженкова, Ирины Медко, Андрея Татарникова
и Петра Милосердова
В 2021 году мы много работали по делам о бесчеловечных условиях содержания и транспортировки заключенных и задержанных. Людей держали в холодных, тесных и переполненных камерах, в антисанитарных условиях (с насекомыми, без вентиляции и туалета), перевозили в душных «стаканах» автозаков, кормили испорченной едой, лишали предметов первой необходимости. Наши заявители во время отбывания наказаний в колониях были лишены надлежащей медицинской помощи, работали в условиях, нарушающих трудовое законодательство, без оплаты и без выходных.

Система ФСИН добавила к законным наказаниям откровенные издевательства, в результате которых, например, наша беременная подзащитная Ирина Медко потеряла ребенка, бывшие заключенные Роман Судженков и Андрей Татарников, а также политический активист Петр Милосердов также столкнулись с унижающими человеческое достоинство условиями, страдали во время заключения от отравлений и заболеваний кожи.

Юристы «Общественного вердикта» в 2021 году добивались в судах компенсаций для пострадавших и обжаловали мизерные суммы, которыми откупалось государство.
Защита права на свободу собраний
—  Фонд занимается защитой права на свободу собраний и ассоциаций для того, чтобы граждане не оставались один на один с государством, которое, к сожалению, не всегда и не со всеми помнит, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, что соблюдение и защита прав — это обязанность государства. Мы являемся одним из связующих звеньев между человеком и государством. Наша цель состоит в том, чтобы законодательство, полиция, судебная власть и в целом государство поощряли и уважали права человека, чтобы они обеспечивали выполнение обязательств в области прав человека в соответствии с Конституцией России и международными договорами. Выходить мирно и без оружия и выражать свое мнение — это нормально. Помогать и защищать тех, кому нужна помощь, — это не только нормально, но и очень важно. Мы дополняем существующие механизмы защиты человека и его прав и свобод и помогаем эффективной работе других механизмов.

Основное событие, которое я бы отметила в работе юрпрактики фонда по защите основных свобод в 2021 году — это прекращение дела об административной ответственности против Санкт-Петербургского благотворительного фонда «Гуманитарное действие». Основанием для возбуждения дела было применение так называемого закона об «иностранных агентах». Благотворительной организации с гуманитарной миссией помощи гражданам, согласно протоколу об административном правонарушении, вменялось то, что организация должна была добровольно подать заявление в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. Мы год с небольшим пытались убедить власти и суды, что намерения нарушать закон у организации не было, что организация не занимается политической деятельностью. Наши усилия и аргументы в этот раз сработали. Это важная победа и не только для этой конкретной организации, но и для независимых НКО в целом,  — Елена Першакова, руководитель юридической практики по основным свободам.
В 2022 году решение суда в пользу благотворительного фонда «Гуманитарное действие», который помогает людям с ВИЧ и наркозависимым, было отменено.
Помогать и защищать тех, кому нужна помощь, — это не только нормально, но и очень важно. Мы дополняем существующие механизмы защиты человека и его прав и свобод и помогаем эффективной работе других механизмов.

Tilda Publishing
дело благотворительного фонда «Гуманитарное действие»
Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие» — это старейшая в России некоммерческая организация, которая помогает наркозависимым и людям, живущим с ВИЧ и другими заболеваниями.

В декабре 2020 года, после внеплановой проверки Минюст внес фонд в реестр НКО-«иноагетов». Не согласившись с этим, «Гуманитарное действие» обратилось с иском в суд. У благотворительной организации есть целый ряд лицензий на осуществление медицинской и фармацевтической деятельности, эти лицензии были получены в установленном законом порядке у госорганов. Это значит, что на НКО по закону нельзя распространять действие нормы, связанной с включением в реестр «иностранных агентов». Однако районный суд «Гуманитарному действию» отказал.

Параллельно с обжалованием включения в реестр НКО-«иноагентов» шел и другой суд — Минюст пытался оштрафовать «Гуманитарное действие», поскольку организация, по мнению ведомства, сама должна была прийти к выводу, что выполняет функции «иноагента» и подать заявление о включении в реестр. Мы добились прекращения и этого дела.
дело леонида ладанова
В 2021 году в деле пенсионера из Пермского края Леонида Ладанова мы добились компенсации, человек был реабилитирован. Это стало логическим завершением дела о преследовании участников экспедиции пермского «Мемориала», котрые восстанавливали захоронения репрессированных.

В августе 2019 года Ладанова обвинили в фиктивной регистрации иностранцев и завели на него уголовное дело. Это произошло после того, как он поселил у себя дома друзей и волонтеров из Литвы, которые в составе экспедиции «Мемориала» приехали в Прикамье, чтобы привести в порядок могилы родственников и земляков, репрессированных в годы сталинизма. Почти полтора года длилось следствие и суды. Сначала суд признал пенсионера виновным и оштрафовал на 100 тысяч рублей. Потом апелляционная инстанция оставила приговор без изменений. Но в Седьмом кассационном суде общей юрисдикции нам удалось отменить обвинительный приговор. Дело было прекращено из-за отсутствия состава преступления. Ладанов получил право на реабилитацию.

Осенью 2021 года Леонид Ладанов обратился в суд с иском о компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование.
Леонид Ладанов / 2021 год
Кудымкарский городской суд оценил страдания Ладанова всего в 80 тысяч рублей, но уже в начале 2022 года мы обжаловали это решение в Пермском краевом суде, который увеличил размер компенсации до 200 тысяч рублей.
Ладанов посчитал такую сумму приемлемой. Вернет государство пенсионеру и выплаченный им штраф. Суд постановил возместить истцу с учетом инфляции почти 117 тысяч рублей.
Ключевые события 2021 года
—  Ключевых событий достаточно много, но я выделил бы наиболее информационно-интересные, и, конечно, это события, в которых «Общественный вердикт» принимал участие.

Год начался с мирных протестов, граждане выходили на улицы в поддержку политика Алексея Навального. Протесты ознаменовались небывалой жестокостью со стороны правоохранителей. Людей колотили ногами, дубинками, били электрошокерами, все это происходило совершенно немотивированно и безосновательно. Давно мы не видели такой жестокости в отношении безоружных мирных граждан, которые просто вышли выразить свою гражданскую позицию. Вместе с коллегами — другими правозащитными организациями — мы обращались в Следственный комитет, но никакого расследования проведено не было. Помимо избиений были еще и абсолютно скотские условия содержания задержанных. В Москве было так много задержанных, что их вывозили из города в спецприемники, в центры временного содержания, в ряде случаев за 200 км от Москвы.

Между тем, нам удалось добиться условно-досрочного освобождения для Егора Лесных, заключенного по Московскому делу. Но после того, как суд принял решение об УДО, задним числом Лесных приписали нарушение режима в колонии, и абсолютно произвольным образом уже другой суд УДО отменил. Это абсолютно наглый вопиющий случай псевдоправосудия.
Самарское дело — самое масштабное дело о пытках и фальсификациях уголовных дел о наркотиках. В суде были допрошены бывшие коллеги обвиняемых полицейских — следователи, которые возбуждали дела против людей, которым оперативники подкидывали наркотики, «выбивали» из них показания, фальсифицировали доказательства.
Коллеги подсудимых словно под копирку говорили, что не подозревали обо всем об этом. Причем никого из них якобы не смущало, что по этим делам проходят одни и те же закупщики и «понятые».

Нельзя не упомянуть Ярославское дело, его второй этап. Расследование по этому делу выявило, что в ИК-1 Ярославля помимо пыток еще и велась незаконная прослушка разговоров заключенных и адвокатов. Получается, сами же оперативники, практиковавшие пытки в колонии, прослушивали, как заключенные жаловались на эти пытки своим адвокатам.
2021 год — это юбилейный год: 30 лет российской тюремной системе. И так совпало, что юбилей прошел на фоне новых громких пыточных скандалов в тюрьмах страны, и наконец-то до властей дошло, что пора криминализировать пытки (хотя мы говорим об этом почти два десятка лет).
К сожалению, в результате законодатели породили вместо работающего закона нечто со словом «пытки». В общем оказалось, что власти представили абсолютно нерабочий законопроект. Чтобы исправить ситуацию Общественный вердикт и Комитет против пыток подготовили свой антипыточный законопроект. Кому как не нам, десятилетия борющимся с пытками, не знать, какие меры необходимы для снижения пыточных практик. К сожалению, произошедшее 24 февраля 2022 года, остановило антипыточную работу законодателей, но не остановило нашу.

Самым важным и ключевым событием 2021 года я бы отметил приговор полицейским по делу о пытках жительницы Усолья-Сибирского Марины Рузаевой. Полицейские получили реальные сроки. Чтобы это случилось, нами и нашими коллегами из Иркутска была проведена большая работа. Вообще, то, что дело оказалось в суде — большой успех. Сначала пытки поручили расследовать следователю местного отдела СК, который сфальсифицировал доказательства. Благодаря такому усердию следователя в пользу полицейских, дело было практически развалено. Но тем не менее виновные отправились в колонию, был осужден и следователь, — Олег Новиков, руководитель отдела по связям с общественностью.
Психологическая помощь и реабилитация
Светлана Яблонская
Кризисный психолог, руководитель психологических программ
—  В течение 2021 года мы работали с 47 людьми. Хотя, вовлеченных в помощь от нашей психологической программы, гораздо больше — несколько сотен человек. Я, как кризисный психолог фонда, проводила поддерживающие семинары для психологов и активистов из Армении, Украины, Беларуси и России. Семинары посетили около пятисот человек. Еще были проведены группы само- и взаимоподдержки для активистов, психологов, юристов.

Психологи фонда работали в Иркутске и Иркутской области, Новокузнецке, Кемерово и Кемеровской области, Москве, Центральной России.

План на 2022 год, и уже воплощаемый — работать не только с пострадавшими от пыток, но и людьми затронутыми «спецоперацией» в Украине, заниматься психологической профилактикой и обучением основам первой психологической помощи, а также профилактикой суицидов.
В прошедшем году мы работали с 47 людьми. Хотя, вовлеченных в помощь от нашей психологической программы, гораздо больше — несколько сотен человек.
Tilda Publishing
Также особенностью 2021 года стало то, что в связи с непростыми политическими событиями в нашей стране и ближайшем зарубежье наряду с обычным консультированием пострадавших мы довольно много делились накопленным опытом, проводили семинары для коллег и волонтеров — так, к примеру, большой честью для нас была возможность поддержать армянских психологов, работающих с беженцами и ранеными во время и после войны в Нагорном Карабахе.
Компенсации в российских судах и ЕСПЧ
Светлана Тореева
юрист «Общественного вердикта»
В 2021 году в российских судах нам удалось добиться компенсаций по следующим делам:



  • 2 000 000 рублей компенсации морального вреда родителям Александра Паутова, забитого насмерть в отделе полиции Владивостока. Суд обязал МВД выплатить не только сумму компенсации, но и возместить расходы, связанные с похоронами погибшего.
  • Почти 197 000 рублей компенсации морального вреда пенсионеру Леониду Ладанову за незаконное уголовное преследование и возмещение ему имущественного вреда.
  • 100 000 рублей компенсации бывшему заключенному Роману Судженкову за бесчеловечные условия содержания. Роман провел два с половиной года в перенаселенном отряде, где отсутствовала вентиляция, туалет находился на улице, а есть приходилось в коридоре. Антисанитария в отряде привела к заболеваниям кожи. Часто еда была несвежей, что приводило к отравлениям заключенных.
  • 80 000 рублей компенсации морального вреда бывшему заключенному Павлу Соколову, избитому в ИК-1 Ярославля.
  • 65 000 рублей компенсации компенсации морального вреда бывшему заключенному Хасдину Муртазалиеву за избиение в ИК-1 Ярославля.
  • 50 000 рублей компенсации морального вреда бывшему заключенному Артуру Гукасяну за избиение в ИК-1 Ярославля.
  • 20 000 рублей компенсации заключенному Владимиру Нырову за нарушение его права на свободу вероисповедания. Ныров получил 15 суток штрафного изолятора за совершение религиозного обряда во время месяца Рамадан.
160 400 евро — сумма компенсации, которую присудил ЕСПЧ гражданам России в результате работы юристов «Общественного вердикта»
и сотрудничающих с фондом адвокатов.


2 512 000 рублей
— сумма компенсации, которую присудили российские суды гражданам России в результате работы юристов «Общественного вердикта» и сотрудничающих с фондом адвокатов.
Ани Агагюлян
юрист-исследователь «Общественного вердикта»
В Европейском суде по правам человека в 2021 году нам удалось добиться компенсаций по следующим делам:



  • 45 000 евро компенсации жителю Саратова Константину Тюгулеву за пытки током, выбивание признательных показаний, отсутствие расследования и справедливого судебного разбирательства.
  • 26 000 евро компенсации красноярцу Павлу Какаулину, которому полицейские пробили голову при задержании.
  • 25 000 евро компенсации москвичу Михаилу Масальгину, который подвергся жестокому обращению во время задержания.
  • 19 400 евро компенсации воронежцу Александру Крамаренко, пережившему пытки в полиции.
  • Почти 45 000 евро получат родные Александра Крамаренко, которые также подверглись жестокому обращению со стороны полицейских.
Исследования
Асмик Новикова
руководитель исследовательских программ
Несколько ключевых цитат из интервью Асмик Новиковой изданию «Вот так», в котором говорится о проблеме пыток, о переменах в восприятии насилия в колониях и о том, как пытки влияют на российское общество.



  • Пенитенциарные учреждения (СИЗО, колонии, исправительные центры и пр.) крепко держат монополию на информацию о происходящем внутри этих учреждений, в том числе, на доказательства пыток и актов насилия.

  • Те, кто применяет пытки, чувствуют себя безнаказанно.

  • Пытки происходят при попустительстве руководства.

  • Систематическими пытками и издевательствами исправление, заявленное как основная цель всей системы ФСИН, не достигается".

  • Чем больше появляется информации о жестокости и пытках, тем больше возникает эффект опривычивания насилия.

  • Российское общество и российские тюрьмы не являются уникальными. Если нет барьеров, то насилие будет процветать. Уникальность России только в степени попустительства и импотенции в решении этой проблемы.

  • Если посмотреть на Концепцию развития ФСИН до 2030 года, преодоление пыток не выделено ни в приоритетах концепции, ни в основных направлениях развития тюремной системы.
вигиланты
Проект фонда включает исследование виджилантизма, юридическую помощь пострадавшим от деятельности и нападений вигилантов, а также информационную работу по теме вигилантов.

В рамках проекта «Вигиланты» юристы фонда добились, наконец, того, что казака, сломавшего нос москвичу Александру Иванову (подробности дела на сайте проекта), привели к суду. Но, к сожалению, из-за судебной волокиты возможности защиты потерпевшего практически исчерпаны.

В августе 2019 года мы подали жалобу в ЕСПЧ на нарушение российскими властями статей 3, 11 и 13 Конвенции в отношении Иванова. Также адвокат фонда обратился в суд с жалобой на отказы мировых судей принять дело. Лишь в августе 2021 года судья Второго кассационного суда постановил передать жалобу для рассмотрения суда кассационной инстанции.
Страница проекта о квази-полиции и правах человека
Суд признал, что после избиения вигилантом потерпевший был фактически лишен доступа к правосудию. Дело будет рассмотрено заново.
шизо
Проект посвящен проблеме произвольных наказаний в колониях. Например, когда наказают за оторванную пуговицу или за жалобу заключенного о неправомерных действиях или тяжелых условиях содержания.

В рамках проекта в 2021 году мы опубликовали первую часть рекомендаций в помощь для обжалования незаконных наказаний в колонии. Эти случаи надо обязательно обжаловать, опубликованная первая часть посвящена необходимым действиям до суда.
Страница
проекта ШИЗО
обзоры, доклады и Онлайн-исследования
I. Опубликовали краткий обзор той части российской истории, которая касается телесных наказаний — от начала XIX века и до наших дней. Пытки сегодня — метод устрашения, подавления, выражения мести и наказания.

Телесные наказания, появившиеся как предвестники пенитенциарной системы в России, и более 200 лет назад практически потерявшие статус законных, тем не менее до сих пор остаются в современных местах заключения. Они носят все тот же характер — устрашения, подавления, мести и, собственно, дополнительного наказания. Правозащитники и пострадавшие называют это пытками, Уголовный кодекс РФ — «превышением должностных полномочий с применением насилия и специальных средств».
II. Подготовили доклад «Репрессивные нормы и правоприменение в отношении гражданских активистов и правозащитников». Это результаты мониторинга давления, примеров незаконного насилия и финансового давления, массовых задержаний, а также конкретные истории. В отчете приводятся данные последних нескольких лет, свидетельствующие об ужесточении российских законов в отношении свободы ассоциаций, собраний и слова.
Подробнее
читайте в докладе
Несколько ключевых выводов
• Теперь «иностранными агентами» признают журналистов, граждан, СМИ, а также просто общественные объединения без регистрации.

• За несоблюдение обязанностей «иностранного агента» сначала наступает административная ответственность, при злостном уклонении от исполнения обязанностей «иностранного агента» — уголовная ответственность.

• Выросло число уголовных и административных дел в отношении активистов и правозащитников по таким статьям УК и КоАП, которые не касаются напрямую реализации права на свободу собраний. Примеры читайте в докладе.

• Участие в деятельности «нежелательной» организации запрещено и наказывается вплоть до уголовной ответственности.

• Не известно ни одного случая, когда бы суд в России признал необоснованность включения НКО в реестр «иностранных агентов». В редких случаях удавалось либо сократить сумму назначаемых НКО и их руководителям штрафов, либо отменить штрафы в связи процессуальными нарушениями в рамках административного дела.

• Нет ни одного возбужденного и расследуемого дела о насилии в отношении участников митингов. Произвол полиции и Росгвардии остается безнаказанным.
III. Вместе с учеными, правозащитниками и бывшими заключенными Фонд запустил веб-сайт, посвященный 20-летию европейского пенитенциарного права.
IV. Второй ежегодный замер Индекса запрета пыток в странах ОБСЕ
Второй год подряд рабочая группа по борьбе с пытками Платформы «Гражданская солидарность» выводит Индекс соблюдения запрета пыток в ряде стран СНГ и Восточной Европы. За всю аналитическую работу — разработку методологии индекса, систематизацию, анализ и обработку данных отвечает «Общественный вердикт».

Индекс считается по стране. Сводный показатель содержит оценки государственного механизма реагирования на пытки, судебного контроля, наличия норм в национальном законодательстве, запрещающих пытки, уровня обеспечения процессуальных гарантий, работающих на превенцию пыток, работающих в стране механизмов и средств превенции пыток и степени принятия государством международных обязательств в области запрета пыток.
Экспертная работа
Сотрудники фонда — не только прикладные специалисты, наши юристы талантливы не только в том, как ведут дела и побеждают в судах, а исследователи и аналитики не ограничиваются полевыми исследованиями и подготовкой точных отчетов и заключений.

Все они целенаправленно и щедро делятся своей экспертизой, профессиональными наблюдениями, рекомендациями в отношении того, что и как совершенствовать в современной правоохранительной и судебной практике Российской Федерации. Готовя экспертные заключения по текстам законопроектов для Министерства юстиции, принимают участие в специализированных дискуссиях, форумах, круглых столах, дают интервью ведущим СМИ.

2021 год предоставил на редкость много значимых поводов, в связи с которыми «Общественный вердикт» не мог не выразить свою общественную позицию, не мог не дать свою правозащитную оценку событию или законопроекту. В этом одна из задач правозащитной организации, и именно поэтому, помимо важности самого послания и содержания этих заявлений, опубликованные заявления выражают наши самые высокие стремления и идеи о том, как должно быть организовано общество.
Наиболее важные заявления «Общественного вердикта», прозвучавшие в 2021 году
  1. Требование остановить полицейское насилие и массовое нарушение фундаментальных прав человека
  2. Заявление по поводу иска о ликвидации Международного «Мемориала»
  3. Заявление российских правозащитных организаций о непригодности «антипыточного» законопроекта для борьбы с пытками
  4. Обращение к сотрудникам правоохранительных органов — рядовым бойцам и офицерскому составу — всем тем, кому поручат охрану общественного порядка на улицах 23 января
  5. Обращение со срочным заявлением к представителям Совета Европы в связи с принятием в РФ новых репрессивных законов и внесением законопроектов, ограничивающих деятельность организаций гражданского общества и основные права и свободы
  6. Запуск сайта, посвященного 20-летию европейского пенитенциарного права EPLN — European Prison Litigation Network
  7. Запуск кампании #СпасемГражданскоеОбщество
  8. Заявление фонда в связи с событиями 2 февраля «Мы безоружны!»
  9. Требование остановить полицейское насилие и массовое нарушение фундаментальных прав человека
  10. Поддержка петиции ОВД-Инфо «Разрушим план Крепость»
  11. Заявление по поводу задержания Сергея Давидиса
  12. Заявление по поводу сложившейся ситуацией вокруг «Команды 29»
  13. Заявление российских правозащитников «БЕЛАРУСЬ: ЗАЩИТИТЬ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ»
  14. Запуск благотворительного сбора в поддержку Правозащитного эндаумента МХГ
  15. Обращение к кандидатам в депутаты. Общественная Инициатива памяти Ирины Славиной «Прекратить использование обысков для давления и запугивания»
  16. Совместное с правозащитными и гражданскими организациями и СМИ с требованием отменить закон об «иностранных агентах»
  17. Поддержка петиции проекта hand-help.ru с требованием обеспечить медпомощь заключенным при абстинентном синдроме
  18. Поддержка ПЦ «Мемориал» в преддверии Дня памяти жертв политических репрессий
  19. Заявление по поводу иска о ликвидации Международного «Мемориала»
  20. Видео-заявление по поводу ликвидации Международного «Мемориала» и ПЦ «Мемориал»
  21. Провели семинар для юристов и волонтеров ОВД-Инфо «Как получить компенсацию за ненадлежащие условия перевозок и содержания задержанных и заключенных в местах лишения свободы»
  22. Заявление российских правозащитных организаций о непригодности «антипыточного» законопроекта для борьбы с пытками
  23. Заявления о решении Верховного суда о ликвидации Международного Мемориала
Антипыточный законопроект
Ключевое событие года — «антипыточный» законопроект

Фонд работал над криминализацие пыток с момента своего создания, и только лишь в 2019 году, после публикации видео со сценами насилия в ИК-1 Ярославля, общественному резонансу и уголовным делам, которые возникли благодаря «Общественному вердикту», другим правозащитным организациям, адвокатам и журналистам, появился реальный шанс создать государственный эффективный механизм борьбы с пытками.

Затем в СМИ неоднократно появлялись видеосвидетельства пыточных практик правоохранителей и наконец в 2021 году законодатели озаботились этой проблемой. Однако появившийся законопроект не выдерживал никакой критики. (ссылка на наше заявление). «Общественный вердикт» и Комитет против пыток представили свой проект закона.

Читать полный текст нашей версии законопроекта.
Tilda Publishing
Правовое просвещение
Голос «Общественного вердикта»
В 2021 году у нас выходили эфиры по двум темам. Мы постарались рассказать о самых важных уголовных делах фонда и посвятили серию выпусков нашим подзащитным, их собственному взгляду на пережитое насилие или несправедливость в отношении своих прав.

Второй темой звучали правовые советы в связи с массовыми задержаниями после уличных протестов в российских городах, экспертная оценка дальнейшего ужесточения «иноагентского» законодательства, правовой защиты пострадавших от незаконных наказаний в местах лишения свободы и другие темы.

Слушайте «Голос Общественного вердикта».
На протяжении 2021 года подкаст «Голос «Общественного вердикта» несколько раз входил в чарт Центра «Благосфера», занимая место наряду с другими НКО, и по итогам вошел в годовой чарт «Иди на звук». Наши выпуски, которые мы рекомендуем:

«Приговор — не венец уголовного дела«
Здесь рассказываем о Марине Рузаевой, которая столкнулась с пытками в полиции и добилась наказания виновных.

«Повестка, протокол и другие полицейские хитрости»
Эпизод «Повестка, протокол и другие полицейские хитрости» рассказывает историю человека, которого вызвали в участок с помощью повестки об уголовном деле, которого никогда не существовало.

Спецвыпуск «Общественного вердикта» и Новой Газеты о «Ярославском деле»
В специальном выпуске подкаста «Новой газеты» и фонда «Общественный вердикт» журналист Иван Макридин разбирается, как проблема пыток стала обыденностью и собираются ли реформировать тюремную систему.
«Защити себя сам»
В 2021 году мы выпустили пять правовых памяток. Это максимально емкие практические советы и шаблоны рабочих документов, подготовленные юристами и адвокатами Фонда. Все наши правовые инструкции на guide.myverdict.org

Обратите внимание:

Что делать, если следствие не рассматривает заявление о преступлении?

Как обжаловать нарушение ваших прав после задержания на публичной акции и компенсировать моральный вред от транспортировки в автозаке?

Как подать иск на незаконное применение силы со стороны полиции, росгвардии и т. д?
В проекте «Защити себя сам» мы публикуем правовые инструкции для граждан и рассказываем, просто и кратко, как себя вести себя с правоохранителями, как всамых разных ситуациях делать это грамотно, осознанно и в своих интересах: в суде, при обыске и задержании после митинга, как защититься самостоятельно, если рядом нет адвоката и так далее. Нашими инструкциями и шаблонами могут воспользоваться также и специалисты.
«серая зона»
«Серая зона» — это проект российских правозащитников и адвокатов, начатый во время пандемии COVID-19 в стране. На интерактивную карту поступают сообщения, связанные с распространением заболеваемости, введением карантинных мер на территории пенитенциарных учреждений. По каждому обращению направляется адвокатский или журналистский запрос в госорганы.

В 2021 году на карту поступило 107 сообщений, всего с начала проекта — апреля 2020 года — таких было зарегистрировано более 260. В начале проекта заключенные и их родственники, в основном, жаловались на проблемы с неоказанием квалифицированной медицинской помощи заключенным, отказом в предоставлении свиданий как с родственниками, так и с защитниками. В 2021 году стали приходить жалобы на принуждение заключенных к вакцинации: им, по их словам, им угрожали либо лишением свиданий с родственниками, либо помещением в ШИЗО.

В итоге в конце года мы расширили проект «Серая зона». Помимо ситуации с заболеваемостью в тюрьмах авторы проекта начали отслеживать: неоказание медпомощи заключенным, сложности с предоставлением краткосрочных и длительных свиданий, случаи недопуска адвокатов к подзащитным и другие нарушения, касающиеся права на юридическую помощь, а также процесс вакцинации от COVID-19 и постковидной реабилитации заключенных.
Авторы «Серой зоны» стали собирать и проверять информацию о заражениях
и отмечать это на интерактивной карте России. По каждому обращению направляется
адвокатский или журналистский запрос в государственные органы.


Всего с апреля 2020 года на карту «Серая зона» поступило больше 160 сообщений.
О правах человека через комиксы
Андрей Прибылов
куратор направления
В 2021 году мы разделили работу над комиксами на два этапа. Первый — создание сценария, второй — отрисовывание комикса. С начала года комиксисты Сергей Лебеденко и Сергей Корнеев работали над двумя сценариями. Параллельно мы искали художников.

По первому сценарию (авторства Сергея Лебеденко) «Ошибка следователя» о фальсификациях в деле Марины Рузаевой работала художник Ольга Терехова.
По второму сценарию (авторства Сергея Корнеева) «Мууууу» о «скотском» деле рисовал художник Валентин Поткин.

Надо сказать, что найти художников для иллюстрации и осмысления уголовных дел фонда — непросто. Не все соглашаются, такие темы кажутся тяжелыми и специфическими.

Проект правозащитных комиксов Новый Активизм
Сообщество и фонд
В 2021 был умеренно успешным с точки зрения общего объема привлеченных частных пожертвований — 2 136 540 рублей. В среднем регулярно жертвует порядка 1000 человек, к нам их пожертвования стекаются через разные каналы. Сумма в 2 млн это приблизительно тот же уровень, что и в предыдущем году, но он намного превышает позапрошлый показатель. Поэтому, нам кажется, что это хороший результат.
Пожертвования неизменно тратятся на правовую защиту, так как это наиболее востребованное для современной России направление в работе фонда.

Это работа юристов и адвокатов, которые ведут уголовные дела (пытки, незаконное насилие), защищают гражданских активистов, а также некоммерческие организации, внесенные в реестр «иностранных агентов».
Tilda Publishing
Мы всегда подчеркиваем важную, на наш взгляд, идею: частные пожертвования, в том числе регулярную поддержку нашей работы, мы расцениваем как знак солидарности, общих ценностей и признания важности предпринимаемых усилий. Получается, что кроме всех наших сотрудников, адвокатов и юристов, которые защищают вместе с нами пострадавших, это делают и все те, кто решил нас поддержать — таким образом выражая сопричастность тому, что мы делаем.
Стать частью сообщества, поддерживающего фонд, можно на нашем сайте. Регулярные пожертвования необходимы для уверенного планирования нашей будущей работы.
кто нас поддерживает
«Поддерживаю «Общественный вердикт» из уважения к команде и к ее ответственности за свои профессиональные решения. Я понимаю, что каждый рубль будет потрачен на улучшение окружающей действительности. Во время разрушения системы правосудия ещё важнее поддерживать тех, кто все еще в состоянии добиваться правовых решений. Кроме частного случая торжества права и справедливости каждый такой факт — пример и напоминание всем остальным о том, как оно должно работать».

Анатолий Свечников, член Совета Екатеринбургского Мемориала, Екатернибург

«Людей нельзя мучить. Когда людей мучают те, на ком погоны, это страшно вдвойне, втройне (я бы сказала — вдесятерне, только такого слова нет): ведь они уверены, что им за это ничего не будет. Через безнаказанность и молчание насилие становится системой, обыденностью.
В стране с полностью уничтоженными институтами цивилизации правозащитники
— практически единственные, кто пытается этому противостоять.

Многие недоумевают — как же мы до такого дожили, как эта гражданская и моральная катастрофа стала возможна? А она годами, десятилетиями, происходила в закрытых системах, основанных на отношениях власти, – таких как школа, больница, армия, полиция, тюрьма,
– зрела там подспудно, увеча и «властителей», и «подвластных». Я не вижу хороших сценариев в обозримом будущем, но если когда-нибудь окно возможностей откроется, первым делом надо будет вскрывать эти страшные герметичные структуры, впускать туда свет, останавливать произвол и беззаконие. А значит — надо, чтобы те, кто сможет это делать,
как-то до этого времени дотянули».

Анастасия Овсянникова, журналист, Москва
Следите, читайте, делитесь и поддерживайте работу
«Общественного вердикта» на guide.myverdict.orgи
publicverdict.org
Zero block
create your own block from scratch
Финансовый отчет
Защищая одного, защищаем каждого
Когда человек сталкивается с незаконными действиями правоохранительных органов, он чувствует себя в меньшинстве. Не все могут позволить себе адвоката. Потому юристы нашего фонда подготовили информационные памятки, которые уменьшают риск попасть в сложную ситуацию, или помогают не опустить руки тем, кто в нее уже попал.
Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт»
Иллюстрации: Babashorika