Защити себя сам. Меню →
Отчет фонда «Общественный вердикт» о работе в 2016 году
2016 год стал для нас годом запуска новых программ. Мы убеждены в важности разговора с обществом не только о пытках как явлении в современной России, но и о людях, прошедших через пытки и незаконное насилие
Наталья Таубина
Директор «Общественного вердикта»
В феврале 2016 года фонду «Общественный вердикт» исполнилось 12 лет. Символическая дата. В году 12 месяцев. Знаков зодиака тоже двенадцать. Восточный календарь состоит из двенадцатилетнего цикла. Посмотрите на циферблат часов — там двенадцать цифр. Получается, что в начале 2016 года наш фонд завершил свой первый цикл. За этот период мы из трех человек в организации выросли в сплоченную команду из 20 профессиональных специалистов, тесно сотрудничающую с несколькими десятками адвокатов, юристов, экспертов-правоведов, социологов и журналистов. Фонд сегодня объединяет судебную защиту, аналитику, социологию, программы психологической реабилитации и активного просвещения общества. И еще фонд — это успешный опыт построения партнерства с коллегами по сектору, новаторства и отстаивания права продолжать работать и помогать людям.

2016 год стал для нас годом запуска новых программ. Одним из самых главных событий 2016 года для нас стало открытие проекта «Жизнь после пыток». Это новое направление, основанное на мультимедийном подходе. Мы убеждены в важности разговора с обществом не только о пытках как явлении в современной России, но и о людях, прошедших через пытки и незаконное насилие, о том, как складывается их жизнь и жизнь их близких, что стоит за решением добиваться справедливости. Мы используем формат документального кино, фото и текстовый форматы. В прошедшем году мы подготовили две такие истории — о Мардиросе Демерчяне и Руслане Рахаеве, строителе из Сочи и полицейском из Черкесска.

В 2016 году в фонде продолжалась работа по всем основным направлениям работы. В рамках программы юридической помощи мы работали по 126 делам. Психологическую поддержку получили 18 человек, пострадавших от пыток и жестокого обращения. Почти половина дел касалась пыток и жестокого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов. Вторая половина дел была связана с защитой права на свободу собраний, ассоциаций и мнений. Многое удалось сделать в российской юрисдикции, но по-прежнему приходится обращаться в международные инстанции по правам человека. В прошедшем году мы подали 39 жалоб в Европейский суд, по 20 жалобам ЕСПЧ начал коммуникацию.

Фонд оперативно реагировал на тенденции в практике работы правоохранительных органов, а также на возникающие в обществе запросы. Мы выпустили серию новых памяток с правовыми советами, провели несколько публичных лекций и дискуссий, организовали тренинги для юристов и адвокатов и передали им наши инновационные юридические техники в правозащитной работе. Обо всем этом можно подробно прочесть на страницах отчета.

В прошедшем году мы запустили новое комплексное исследование, посвященное изучению сложившейся практики Следственного комитета в расследовании преступлений и, в частности, дел о превышении должностных полномочий сотрудниками правоохранительных органов.

В новом цикле работы фонда мы будем продолжать и развивать все начатые в организации программы и проекты.
Основные события в 2016 году
ОБЩАЯ СТАТИСТИКА
Тематика дел
  • Нарушения права на жизнь — 8
  • Запрет пыток — 58
  • Нарушения права на свободу и неприкосновенность — 6
  • Нарушения права на справедливый суд — 44
  • Нарушения права на частную и семейную жизнь — 1
  • Нарушения права на свободу выражения мнения — 46
  • Нарушения права на свободу собраний — 24
  • Нарушение права на свободу ассоциаций — 36
  • Нарушения права на эффективные средства правовой защиты — 56
Правовое сопровождение
  • Дел в производстве — 126
  • Принято новых — 46
  • Люди, которым мы оказывали правовую помощь — 348
  • Добились возбуждения 6 уголовных дел.
  • Вынесены приговоры по 2 делам. Работа велась несколько лет.
  • К лишению свободы приговорены 2 сотрудника органов внутренних дел.
  • 3 сотрудникам органов внутренних дел предъявлены обвинения.
  • Проведено 4 судебных экспертизы на общую сумму 251 000 рублей.
  • 18 привлеченных адвокатов или юристов было задействовано для оказания правовой помощи гражданам. Сумма гонораров составила 3 802 000 рублей.
География
Более 25 городов и других населенных пунктов России: Иваново, Черкесск, Оренбург, Ростов-на-Дону, Пятигорск, Краснодар, Пермь, Волгоград, Бугуруслан, Анапа, Усолье-Сибирское, Саранск, Калининград, Сегежа, Магнитогорск, Ульяновск, Красноярск, Усть-Джегута, Новочеркасск, Сочи, Челябинск, Кемерово, Ярославль, Йошкар-Ола, Иркутск, Москва, Сыктывкар и др.
Европейский суд
  • Направлено 39 жалоб.
  • Коммуницировано 20 жалоб.
  • Взыскано в пользу пострадавшего от полицейского насилия — 16 с половиной тысяч евро.
Компенсации
  • Подано 10 исков на сумму – 23100000 рублей,
  • В пользу граждан взыскано компенсаций 2 055 000 рублей,
  • Выплачено Министерством финансов 1 850 000 рублей.
Психологическая помощь
  • 18 людям, пострадавшим от пыток и полицейского насилия, оказана помощь.
  • Психологи фонда подготовили 6 заключений для судов.
  • Проведено 232 психологические сессии с пострадавшими.
348
Гражданам оказывал фонд правовую помощь в 2016 году
23.100.000 ₽
Сумма всех компенсационных исков, подготовленных фондом в 2016 году
16.500€
Взыскано в пользу пострадавших от полицейского насилия в Европейском суде
Победа «Общественного вердикта» в деле о 400-тысячном штрафе
В конце 25 ноября 2015 года Роскомнадзор выписал «Общественному вердикту» штраф за то, что фонд не указывал в новостях на своем сайте, что организация внесена в реестр «иностранных агентов». Надзорный орган усмотрел нарушение ч.2 ст. 19.34 КоАП РФ
В двух публикациях: «Директор фонда „Общественный вердикт“ Наталья Таубина стала лауреатом 32 ежегодной премии им. Роберта Ф. Кеннеди в области защиты прав человека» и «Мосгорсуд не дал „Общественному вердикту“ реализовать право на защиту» прямо было указано, что фонд принудительно внесен в «реестр иноагентов» и что мы это целенаправленно обжалуем в судебных инстанциях. Тем не менее ни этот аргумент, ни аргумент о том, что истек срок привлечения к административной ответственности, судью Тверского райсуда Алесю Орехову не убедил. «Общественный вердикт» был оштрафован на 400 000 рублей.

В конце сентября 2016 года в Мосгорсуде нам удалось добиться судебной отмены незаконного решения о штрафе. Дело против «Общественного вердикта» было прекращено.
— Закон об «иностранных агентах» действует с 20 ноября 2012 года. «Общественному вердикту» удалось не получить ни одного штрафа, а попыток привлечь нас к административной ответственности было целых три. То, что нам удалось отстоять свою правоту в Мосгорсуде, может говорить о том, что, с одной стороны государственные и судебные органы готовы признавать свои ошибки, но, к сожалению, не исправлять. С другой стороны, фонд твердо стоит на позиции, что несмотря на прессинг и неправосудные решения, надо продолжать работать даже в такой «антисанитарной ситуации», в которой российские НКО оказались по воле властей. Все-таки есть законные и действующие методы. Давлению можно и нужно противостоять, важно и нужно использовать правовые методы.

Елена Першакова
Руководитель юридической практики «Общественного вердикта» по основным свободам
Акции и пикеты, связанные с реакцией на закон об иностранных агентах в России
Защита российских НКО от «иноагентов».
Основные события

17 НКО получили юридическую помощь от «Общественного вердикта». Мы помогали «ГОЛОСу», Сахаровскому центру, Мемориальному музею политических репрессий «Пермь-36», Центру защиты прав СМИ и другим.
«Экозащита! — Женсовет»
В реестр «иностранных агентов» «Экозащита» была внесена в 2014 году. «Экозащита» принципиально отказывается именоваться «иностранным агентом». Против организации и ее руководителя Александры Королевой было составлено несколько протоколов. Юристы фонда добились прекращения дела против руководителя, руководителя «Экозащиты». Королевой грозил штраф. Позднее суд все же оштрафовал саму НКО, но не на 300 тыс. рублей, а на 10 тысяч.

Сахаровский центр
Сахаровский центр несколько раз пытались оштрафовать за отказ зарегистрироваться в реестре «иноагентов». В марте нам удалось добиться отмены постановления о привлечении к административной ответственности. Но, к сожалению, впоследствии Сахаровский центр все же оштрафовали.

Краснодарская краевая общественная организация выпускников вузов
Суд оштрафовал Ирину Дубовицкую, председателя организации, на 100 тыс. рублей за публикацию на сайте новостей без маркировки «иностранный агент». Фонду удалось добиться сначала отмены штрафа, но потом это судебное решение было обжаловано Роскомнадзором в вышестоящем суде. Ирину Дубовицкую все же оштрафовали, но нашим юристам удалось снизить штраф в два раза.

Ассоциация «Голос»
Ассоциацию «Голос» Роскомнадзор пытался через суд оштрафовать за отсутствие маркировки «иностранный агент». При этом в протоколе Ассоциации вменялись чужие публикации. Юридически эти публикации относились к Движению «Голос». Фонд в Мосгорсуде добился отмены назначенного ранее 300-тысячного штрафа и прекращения административного дела против Ассоциации «Голос».
Качество доказательств в делах против НКО

Дела Межрегионального общественного фонда «ГОЛОС-Урал», Фонда «Женщины Дона» и «Человек и Закон»

«ГОЛОС-Урал»
Юристы фонда обжаловали решение Минюста, который отказался исключить «ГОЛОС-Урал» из реестра «иностранных агентов».

До этого территориальный Минюст в Челябинске провел внеплановую проверку и пришел к выводу, что организация получает иностранное финансирование и занимается политикой. Иностранным финансированием Минюст посчитал некие деньги, которые руководитель «Голос-Урал» якобы получил в сентябре 2015 года от «Международного центра электоральных исследований».

Копия документа, на основании которой Минюст сделал вывод об иностранном финансировании НКО, была абсолютно не читаема, в «документе» даже отсутствовала подпись руководителя организации. Более того, Минюст обнаружил документ накануне окончания проверки: некий таинственный гражданин, чье имя так и осталось неизвестным, «занимаясь «журналистИЧЕСКОЙ» деятельностью, нашел в интернете копию данного акта и направил его в полицию, полиция в свою очередь тут же перенаправила Минюсту.

Юристы «Общественного вердикта» запросили у Минюста РФ и Минюста по Челябинской области оригиналы финансовых документов, расписки о передаче денежных средств, на которые Минюст ссылался как на доказательства. Однако Минюст заявил, что у них нет оригиналов, а расписки, и даже копия отсутствует. Юристы предложили запросить оригинал документа у Международного центра электоральных исследований. Но суд отказал в удовлетворении этого ходатайства. Суд также отказал в вызове в суд в качестве свидетеля таинственного гражданина, после обращения которого началась внеплановая проверка в «Голосе-Урал».

В ноябре Замоскворецкий суд Москвы отказал «Голосу-Урал» в удовлетворении административных исковых требований НКО. Мы обжаловали это решение и попросили решение Замоскворецкого суда отменить.
— Суд принял в качестве доказательств копии, которые не были подтверждены оригиналами документов. Что касается расписки, по которой, якобы, должны были быть переданы деньги руководителю «Голос-Урал», то Минюст сам признался, что в материалах дела этого документа нет. Более того, доводы Минюста основаны лишь на предположениях. Удивительно, но суд также положил их в основу решения, но никак это не обосновал.

Светлана Тореева
Юрист «Общественного вердикта»
«Женщины Дона»
Фонд «Женщины Дона», который принудительно внесли в реестр «иностранных агентов», обратился в Минюст, добиваясь исключения из реестра. После проверки ростовский Минюст посчитал, что оснований для исключения из реестра нет. «Женщин Дона» оставили в списке «агентов». Основанием для своего решения Минюст назвал «иностранное финансирование» — 10 тыс. рублей, которые в качестве помощи перечислила НКО из Санкт-Петербурга. Минюст бездоказательно утверждал, что эта организация в свою очередь финансируется из-за рубежа. Минюст «доказал» и политический характер деятельности «Женщин Дона». Во-первых, Минюст посчитал политикой «публичный сбор денежных средств» на уплату трехсоттысячного административного штрафа, во-вторых, петицию на Change.org в поддержку Валентины Череватенко, лидера «Женщин Дона», в отношении которой возбудили уголовное дело за нарушения закона об «иностранных агентах». Причем петицию создали неравнодушные люди, а не «Женщины Дона».

«Человек и Закон»
Организацию оштрафовали за отсутствие маркировки «иностранный агент», но «вменили» статьи в личном блоге руководителя организации Сергея Подузова, а также статьи на сайте НКО, но на котором как раз маркировка была. В суде «Общественному вердикту» удалось добиться исключения из списка «нарушений» публикации с маркировкой «иностранный агент» на сайте организации и одну из публикаций в личном блоге Подузова. Несмотря на это, решение о штрафе было оставлено в силе на основании второй публикации Подузова в своем блоге.
— Российское законодательство не обязывает сотрудников организаций из реестра «иностранных агентов» указывать в своих личных блогах на то, что их организацию внесли в «реестр». Конституционный суд указывает, что «деятельность, осуществляемая членами организации в личном качестве не должна отождествляться с деятельностью самой организации». Кроме того, публикация в блоге Сергея Подузова содержала ссылку на официальный сайт «Человека и Закона», а на сайте есть отметка, что организацию внесли в реестр. Эти факты суды не учли. Мы считаем это незаконным и непропорциональным вмешательством в деятельность НКО.

Дарья Тишаева
Юрист «Общественного вердикта»
Одна из акций организации «Экозащита»
Фонд «Женщины Дона»
Краснодарская краевая общественная организация выпускников вузов
Офис организации «ГОЛОС-Урал»
Защита гражданских активистов
В сентябре 2016 года Европейский суд коммуницировал 17 жалоб «Общественного вердикта» в интересах 33 граждан.
В 2016 году мы помогали более 65 гражданским активистам. Часть жалоб были подготовлены вместе с «Мемориалом». Жалобы касаются нарушений права на личную неприкосновенность, права на справедливое судебное разбирательство, а также свободы выражения мнения и свободу собраний.

Заявители были задержаны в феврале 2014 года у здания Замоскворецкого районного суда Москвы. Тогда шел процесс по так называемому «Болотному делу». Граждане собрались около здания, чтобы присутствовать на открытом процессе, однако, власти расценили приход граждан как незаконное публичное мероприятие. Начались массовые задержания, многих привлекли к административной ответственности.
— Право на свободу мирных собраний как составная часть права на свободу выражения мнения является одним из краеугольных камней демократического общества. В принципе, возможность мирной, цивилизованной дискуссии с очевидностью поможет избежать насилия. Поэтому для государства должно быть важно обеспечение реальной, а не теоретической возможности для граждан собираться мирно и без оружия.

Николай Зборошенко
Юрист «Общественного вердикта»
Дела о пытках. Проблемы расследования
В прошедшем году внимание юристов фонда было сосредоточено на крупных уголовных делах из Карачаево-Черкессии, Магнитогорска, Усолья-Сибирского и Сочи
Руслан Рахаев. Карачаево-Черкессия
Делом Руслана Рахаева фонд занимается с 2012 года. Его обвиняют в том, что он избил до смерти задержанного Дахира Джанкезова в отделе полиции. Обвинение строится на показаниях полицейских, которые задерживали погибшего и всю ночь держали в опорном пункте. Кроме того, в основе обвинения — многочисленные экспертизы, которые с точки зрения независимых судмедэкспертов полностью сфальсифицированы.

Весь 2016 год шел второй судебный процесс, который закончился возвращением уголовного дела в прокуратуру. В ходе процесса выяснилось, что прокуратура сомневается в том, что свидетели обвинения — полицейские — сами не замешаны в избиении погибшего. После такого заявления суд оказался в ситуации, что свидетели обвинения могут быть соучастниками. Поэтому суд вернул дело в прокуратуру. Хотя в строгом соответствии с уголовным процессом должен был оправдать Рахаева. Но и это решение суда было отменено, и начался третий суд над Рахаевым.

Новости по делу Рахаева можно читать по тегу #РусланРахаев на странице фонда в facebook. Подробнее о деле можно прочитать на странице, посвященной его истории.
— Прокуратура Карачаево-Черкессии с каким-то одержимым постоянством пытается назначить Рахаева виновным в смерти человека. В следствии и прокуратуре уже забыли о таком важнейшем принципе уголовного правосудия как то, что виновные должны нести заслуженное наказание, а невиновные должны быть освобождены от уголовного преследования. Имена тех, кто совершил преступление, известны. Но в данном деле следствию и прокуратуре очень сложно отказаться от «замечательной идеи» посадить именно Руслана Рахаева. «Общественный вердикт» будет добиваться установления и наказания настоящих виновников смерти Дахира Джанкезова в городской полиции Черкесска. Но сначала необходимо, чтобы суд вынес оправдательный приговор Рахаеву, мы продолжим работу в этом направлении.

Дмитрий Егошин
Руководитель юридической практики «Общественного вердикта» по защите прав человекаа
Салима Мухамедьянова. Магнитогорск
Салиму задержали дома в Магнитогорске по звонку соседки по коммунальной квартире. В полиции задержанная провела ночь, где ее избили и изнасиловали. Утром Салиму отпустили, но, угрожая,  потребовали, чтобы она уехала из города. Несмотря на это, Салима обратилась в Следственный комитет и зафиксировала травмы у врачей. Сначала уголовное дело возбудили, но потом дело закрыли. Следователь возбудил другое дело, уже в отношении самой Салимы за, якобы, ложный донос на полицейских. Через некоторое время фонду удалось добиться возобновления расследования пыток, т.к. побои следствием были задокументированы. Сейчас сложилась ситуация, когда следствие одновременно расследует два взаимоисключающих дела: о превышении должностных полномочий и о якобы ложном доносе самой пострадавшей от пыток.
— Большая часть сообщений о преступлениях сотрудников полиции описывают или выполнение ими должностных обязанностей с использованием незаконных методов, либо использование в корыстных целях возможностей, которые дает должность. Правдоподобные сообщения об изнасилованиях и вообще тяжкие преступления, которые не дают служебной или материальной выгоды, чрезвычайно редки. В этой связи случай Салимы Мухамедьяновой нетипичен. Дело возбудили против самой Салимы – по статье 306 УК РФ «Заведомо ложный донос». Теоретически для этого нужно не только не выявить данных, подтверждавших бы совершение в отношении Мухамедьяновой преступления, но достоверно подтвердить отсутствие самого события преступления. В данном случае следствием были добыты доказательства наоборот подтверждающие версию Мухамедьяновой. И теперь уголовное преследование Мухамедьяновой выглядит как наказание за жалобу на пытки.

Яков Ионцев
Юрист «Общественного вердикта»
Марина Рузаева. Усолье-Сибирское
Марина должна была помочь полиции в раскрытии убийства. Вечером 2 января 2016 года домой к Марине в городе Усолье-Сибирское Иркутской области пришли полицейские, которые сообщили об убийстве соседа и предложили женщине съездить в отдел посмотреть фотографии и помочь определить круг подозреваемых. В полиции практически сразу на Рузаеву надели наручники, а на голову — полиэтиленовый пакет. Затем Рузаеву сначала избили, требуя рассказать, что она знает о преступлении, а затем применили электрошокер. Пытки продолжались более пяти часов. Врачи зафиксировали у Рузаевой многочисленные ушибы головы и тела, а также электроожоги. Через год трем полицейским было предъявлено обвинение в пытках.

Новости по делу Марины Рузаевой можно читать по тегу #МаринаРузаева на странице фонда в facebook. Подробнее о деле можно прочитать на странице, посвященной ее истории.
— Обычно пытают задержанных или людей, которых проверяют на причастность к совершению преступления. Рузаева не была фигурантом уголовного дела, не проверялась на причастность к совершению преступления, а была лишь свидетелем (не только в формально-процессуальном смысле, но и фактически). Применяя пытки, сотрудники правоохранительных органов часто делают это для того, чтобы заставить задержанного признаться в преступлении. В данном же случае от Рузаевой требовали просто дать показания по интересующим сотрудников полиции вопросам.

Яков Ионцев
Юрист «Общественного вердикта»
Мардирос Демерчян. Сочи
В сентябре 2016 года Европейский суд коммуницировал жалобу Мардироса Демерчяна. ЕСПЧ потребовал предоставить почасовой отчет о том, что происходило в Демерчяном с момента его задержания полицейскими и объяснить, откуда у него появились травмы.

Четыре года назад Мардирос Демерчян был задержан полицейскими и подвергся изощренным пыткам. Следствие не стало расследовать факты пыток. Проведя проверку, в возбуждении уголовного дела было отказано, но сами материалы проверки были использованы следствием для возбуждения дела против Мардироса. В 2014 году Демерчяна первый раз осудили за «заведомо ложный донос». «Общественный вердикт» тогда добился отмены приговора. Дело было направлено на новое расследование.

В 2016 году начался новый судебный процесс, к обвинению в ложном доносе добавилось обвинение в краже. В суде свидетели обвинения (врачи скорой помощи) заявили, что не подписывали протоколов допросов, когда проводилось расследование. После этого в отношении следователя, который вел дело Демерчяна, была назначена графологическая экспертиза, так как возникли подозрения, что он сфальсифицировал материалы уголовного дела. Затем выяснилось, что «главный потерпевший», директор фирмы, которого «обокрал» Демерчян, — подставное лицо. «Потерпевший» оказался курьером из Москвы, к которому из Сочи специально приезжали полицейские и с помощью угроззаставили написать заявление о краже.

Новости по делу можно читать по тегу #МардиросДемерчян на странице фонда в facebook. Подробнее о деле можно прочитать на странице, посвященной его истории.
Мардирос Демерчян с сыном
Салима Мухамедьянова
Руслан Рахаев
Марина Рузаева
Защита прав заключенных
Пытки в колониях и негуманные условия перевозки заключенных. «Общественный вердикт» представляет интересы более десятка заявителей, которые пожаловались в ЕСПЧ на негуманные условия перевозки.
Наталья Костромина
В 2016 году ЕСПЧ коммуницировал жалобу Натальи Костроминой. Летом 2010 года во время конвоирования из исправительной колонии в Ивановской области в один из следственных изоляторов Республики Коми Костромину семь раз перевозили в одном «стакане» (одноместная камера в автозаке) с другой сокамерницей. В одном случае площадь камеры составляла 0,5 кв. м, в другом — 0,4 кв. м. Жалоба Костроминой будет рассмотрена вместе с жалобами еще трех заявителей.

Ильдар Дадин
Дела о пытках в колониях одни из самых сложных. Юристы фонда нередко обращаются к процедуре срочных мер (Правило 39 Регламента ЕСПЧ), чтобы получить доступ к заявителям, а также к материалам проверок и расследования. В 2016 году в интересах Ильдара Дадина, заявителя в фонд, были инициированы срочные меры после того, как он сообщил о пытках в карельской колонии, где он отбывал наказание. Европейский суд удовлетворил запрос и предписал правительству России обеспечить беспрепятственный доступ представителю Дадина юристу фонда Николаю Зборошенко к заявителю, а также предоставить всю медицинскую документацию. Перед правительством также был поставлен вопрос, что же стало причиной происхождения травм у заявителя. Дело о пытках Ильдара Дадина так и не было должным образом расследовано, подана жалоба в ЕСПЧ.
Исследования. Аналитика. Документалистика
Исследователи и эксперты фонда изучают правоприменение, измеряют общественное мнение, анализируют социальные проблемы, ведут диалог с обществом. Мы проводим как традиционные измерения, так и сложные комбинированные исследования.

О результатам мы рассказываем, находя разные способы трансляции и представления.
Публичные лекции
«Лайки, перепосты и твитты. Что такое антиэкстремистское законодательство и как его не нарушить» — совместная лекция фонда «Общественный вердикт» с Информационно-аналитическим Центром «Сова». На основе лекции была создана памятка — инструкция по безопасному поведению в сети. В 2016 году открытые лекции были прочитаны в Калининграде и в Сыктывкаре.
Семинары
Для юристов и адвокатов были подготовлены и проведены семинары по новым подходам и методам юридической защиты прав человека. Семинары основаны на анализе правоприменения и созданных экспертами фонда методиках защиты права не подвергаться пыткам и жестокому обращению. В рамках программы было подготовлено методическое пособие для юристов.
Документальное кино
Новый проект фонда, который средствами документального кино рассказывает о проблеме пыток. Фильмы построены на сочетании исследовательских техник и документалистики. В 2016 году было подготовлено два фильма, которые рассказывают об историях заявителей фонда. Для проекта была создана новая медийная платформа.
Барометр реформы правоохранительных органов
Это проект фонда, которым мы хотим поддерживать дискуссию о реформе правоохранительных органов и показать разнообразие точек зрения. Проект основан на аналитическом комментировании событий, которые эксперты проекта считают значимыми для оценки правоприменения. Выпуски Барометра переехали на новую платформу.
Комплексные исследования
В 2016 году начато исследование практик следствия. Оно основано на изучении материалов уголовных дел и реконструкции шаблонов расследования следственных органов СК. Исследование включает полевую стадию — прямое изучение опыта следователей. В 2016 году был успешно проведен этот полевой этап.
Замеры общественного мнения
К пятилетию закона о полиции «Общественный вердикт» вместе с Левада-Центром провели замер общественного мнения и выяснили, как граждане видят разницу между милицией и полицией, хорошо ли знают закон «О полиции», готовы ли содержать муниципальную полицию, можно ли разрешать изымать детей из семьи без решения суда и применять ли дубинки во время протестных акций.
Подробнее
Публичные лекции
«Лайки, перепосты и твитты. Что такое антиэкстремистское законодательство и как его не нарушить» — совместная лекция фонда «Общественный вердикт» и Информационно-аналитическим Центром «Сова». На основе лекции была создана памятка — инструкция по безопасному поведению в сети. В 2016 году открытые лекции были прочитаны ее регионах: в Калининграде в местном литературном кафе и в Сыктывкаре, в рамках пятого «Общегородского сыктывкарского баркемпа».


Семинары
Для юристов и адвокатов были подготовлены и проведены семинары по новым подходам и методам юридической защиты прав человека. Семинара основаны на анализе правоприменения и созданных экспертами фонда методиках защиты права не подвергаться пыткам и жестокому обращению.

Семинар 1: «Взыскание компенсации за неэффективное расследование: как восстановить права потерпевших при помощи гражданско-правовых механизмов» и Семинар 2: «Взыскание компенсации за телесные повреждения, полученные в период нахождения под юрисдикцией правоохранительных органов» прошли для адвокатской палаты Ульяновской области, юристов и адвокатов Северного Кавказа и юридического и правозащитного сообщества Калининграда.

В рамках программы семинаров было подготовлено бумажное издание методического пособия для юристов — «Получение компенсации за телесные повреждения, полученные во время нахождения под юрисдикцией правоохранительных органов».


Документальное кино. Жизнь после пыток

Новый проект фонда, который средствами документального кино рассказывает о проблеме пыток. Фильмы построены на сочетании исследовательских техник и документалистики. В 2016 году было подготовлено два фильма, которые рассказывают о двух историях заявителей в фонд. Визуальные свидетельства объемные и глубокие, они позволяют рассказать о том, что спрятано между строк обычного текста. Для проекта была создана новая медийная платформа — Жизнь после пыток.


Барометр реформы правоохранительных органов

Это проект фонда, которым мы хотим поддерживать дискуссию о реформе правоохранительных органов и показывать разнообразие точек зрения. Проект основан на аналитическом комментировании событий, которые эксперты проекта считают значимыми для оценки правоприменения.

В 2016 году таким событием стало официальное расследование гибели Умарали Назарова — пятимесячного сына мигрантов из Таджикистана. Анализу качества расследования был посвящен спецвыпуск Барометра реформы. Еще одним событием стало изменение статуса Конституционного Суда в деле исполнения постановлений международных инстанций по правам человека. Был подготовлен большой аналитический материал, в котором представлены оценки экспертов и рассказано о проблеме имплементации. Выпуски Барометра переехали на новую платформу.


Замеры общественного мнения
К пятилетию закона о полиции «Общественный вердикт» вместе с Левада-Центром провели замер общественного мнения и выясняли, как граждане видят разницу между милицией и полицией, хорошо ли знают закон "О полиции", готовы ли содержать муниципальную полицию, разрешать изымать детей из семьи без решения суда и применять дубинки во время протестных акций.


Комплексные исследования

В 2016 году начато исследование практик следствия. Оно основано на изучение материалов уголовных дел и реконструкции шаблонов расследования следственных органов СК. Исследование включает полевую стадию — прямое изучение опыта следователей. В 2016 году был успешно проведен этот полевой этап.
ФИНАНСОВЫЙ ОТЧЕТ
Публичный отчет Фонда содействия защите прав и свобод граждан «Общественный вердикт» за 2016 год
Презентация проекта «Жизнь после пыток» и исследования фонда «Общественный вердикт» в Сахаровском центре
info@publicverdict.org

Фонд «Общественный вердикт» защищает права и свободы человека. Граждане уязвимы, когда вынужденно сталкиваются с правоохранительными органами, а те не ограничивают себя нормами закона. Это ситуации произвольных задержаний, избиений, пыток. Мы помогаем людям пережить произошедшее и вернуться к нормальной жизни, вместе с ними добиваемся справедливости. Каждое дело, доведенное до суда, — акт гражданского контроля за правоохранителями, а следовательно, шаг в сторону реформ и воплощения принципов соблюдения прав человека в полиции, следствии и суде.В 2011-2012 годах в России новые законы ограничили право на свободу собраний и объединений. Были введены серьезные санкции — арест, уголовное преследование, штрафы, — за участие в мирных публичных мероприятиях, не санкционированных властями. Принудительное внесение в реестр «иностранных агентов» в сочетании с подлыми информационными кампаниями и непомерными штрафами усилило давление на российское гражданское общество и это стало частью повседневности. В 2012 году мы открыли новую программу и стали защищать активистов и гражданские организации. На нашем счету помощь нескольким сотням активистов и нескольким десяткам НКО, включая нас самих, кто был принудительно включен в «реестр НКО, выполняющих функции иностранных агентов». Мы будем продолжать эту работу и дальше, поскольку убеждены, что правовое общество возможно только там, где уважаются и соблюдаются фундаментальные права и свободы.