Защити себя сам. Меню →
ПУБЛИЧНЫЙ ОТЧЕТ 2019
Защищая одного, защищаем каждого
Основные события 2019 года
Содержание
Победа «Общественного вердикта» в Конституционном суде
и отмена незаконных ограничений свободы собраний
Конституционный Суд РФ 6 ноября признал неконституционной норму закона Коми, которая запрещает митинги рядом с органами власти. Текст постановления КС РФ.

Жительницы Сыктывкара Вера Терешонкова и Марина Седова обратились с жалобой в КС РФ на неконституционность региональных законов, запрещающих проводить публичные мероприятия рядом с органами власти. Терешонкову не устроил запрет публичных мероприятий на центральной площади Сыктывкара, а Марину Седову — запрет любых публичных мероприятий кроме пикетирований рядом со зданиями органов власти. Юридическая работа — Эрнест Мезак, юрист практики фонда по защите основных свобод.
Что неконституционного сделали власти?
«Фонд «Общественный вердикт» продолжает помогать гражданам обжаловать произвольные ограничения свободы мирных собраний нормами региональных законов.
Взяли норму из статьи 8 федерального закона о митингах и злоупотребили ею. В жалобах оспаривался республиканский закон «О некоторых вопросах проведения публичных мероприятий в Республике Коми». Части 1 и 6 статьи 5 этого закона вводят запреты, которые фактически исключают возможность проводить в центральной части города митинги, демонстрации, шествия и собрания.

Со ссылкой на этот запрет Вере Терешонковой не разрешили провести публичное богослужение на Стефановской площади Коми края в память о репрессированных. Там до 1932 года стоял главный православный храм Коми края, построенный на народные деньги во второй половине XIX века для увековечения памяти святителя Стефана Пермского (ключевая религиозная фигура в истории Республики Коми, в XIV веке первым проповедовал православное христианство в землях коми-зырян и создал для них уникальный алфавит). В 1932 году храм был разрушен, а в 60-ые годы бывшая храмовая площадь была приспособлена как раз для массовых городских мероприятий.

В свою очередь Марина Седова не смогла провести на площадке перед мэрией Сыктывкара митинг, цель которого была заявлена как «обсуждение неудовлетворительной работы общественного транспорта». Ей отказали в согласовании публичного мероприятия со ссылкой на запрет их проводить в радиусе 50 метров от мэрии.

Обе женщины не смогли восстановить свои права ни в городском, ни в верховных (как республиканском, так и федеральном) судах, а затем при поддержке «Общественного вердикта» направили жалобы в ЕСПЧ и в КС РФ.
Именно после победы «Общественного вердикта» в КС начался массовый пересмотр произвольных запретительных норм по всей стране. По сути, была запущена процедура пересмотра норм региональных законов, нарушающих право граждан на свободу собраний.
Марина Седова и Вера Терешонкова. Сыктывкар. Фото: 7х7
Защита гражданских активистов
Мы защищаем гражданских активистов в условиях существования в стране многочисленных административных мер и законов, которые, к сожалению, ограничивают мирные собрания там, где присутствует любая критика власти.

Самым яркий пример — реакция властей на гражданские мирные акции в защиту журналиста Ивана Голунова, против которого сфабриковали уголовное дело. Еще более нетерпимую реакцию получили массовые протесты против недопуска к участию в выборах независимых кандидатов.
Летом 2019 года зафиксировано рекордное количество граждан, задержанных на публичных мероприятиях и привлеченных к административной ответственности. Количество обращений за правовой помощью в «Общественный вердикт» значительно выросло.
Ольга Мазурова, задержание на акции протеста в Москве 27 июля. Фото: Собеседник
Московское дело
После событий лета 2019 года было открыто (и до сих пор не закрыто) новое массовое политическое уголовное дело — «Московского дело». Фигуранты — 32 человека, в основном случайных, не имеющих большой личной истории политического протеста. Простые горожане.
Защищаем Егора Лесных и Максима Гришенкова.
У
частвуем в защите Константина Котова вместе с группой адвокатов
Егор Лесных, Максим Гришенков, Константин Котов
Шиес
В 2019 году юристы фонда защищали нескольких активистов — участников экологического протеста против строительства мусорного полигона вблизи железнодорожной станции Шиес в Архангельской области.
Галяшор
Волонтеров, которые приехали в Пермский край ухаживать за могилами репрессированных и привести в порядок заброшенное кладбище жертв политических репрессий вблизи уже несуществующего спецпоселения в урочище Галяшор, обвинили в самовольном захвате лесных участков и вменили многотысячные штрафы.
Кладбище репрессированных, поселок Галяшор
Юристам фонда удалось в суде добиться прекращения дел и отмены штрафов в отношении пяти граждан Литвы, некоторые из которых были потомками репрессированных спецпоселенцев Галяшора.
Роберт Латыпов. Фото: Парма-Новости
Нам также удалось отстоять руководителя Пермского «Мемориала» и прекратить
дело против самой организации.

Так, в некотором смысле, фонд внес небольшой, но важный вклад в увековечивание памяти жертв политических репрессий в России.
Преследования граждан
за «сотрудничество»
с нежелательными организациями
Все дела граждан, которых обвиняли в распространении информационных материалов «нежелательных организаций» ст. 20.33 КоАП РФ так или иначе касались движения «Открытая Россия». Несмотря на то, что «нежелательной» была признана британская организация, а к ответственности привлекали за репосты российского движения – суды это мало интересовало. Суды бездоказательно признавали граждан виновными и назначали штрафы.
Запрет блокировок в Интернете
CASE OF KABLIS v. RUSSIA
Это первое постановление ЕСПЧ, посвященное политически мотивированным блокировкам в интернете и вынесенное против России.
Григорий Каблис планировал провести в Сыктывкаре пикетирование, посвященное задержанию руководства Республики Коми. Главу региона и его зама задержали 19 сентября 2015 года, а 25 сентября Каблис попытался согласовать проведение пикета для обсуждения случившегося в сквере на Стефановской площади.

Власти пикетирование не согласовали, сославшись на абсолютный запрет любых мероприятий на Стефановской площади и в сквере, введенный в 2011 году. Григорий объявил, что все равно проведет мероприятие в виде народного схода.

В результате три его публикации в интернет-журнале 7х7 и аккаунт в «ВКонтакте» были заблокированы под тем предлогом, что он размещает призывы к участию в несанкционированном публичном мероприятии. Каблис обратился с двумя жалобами в ЕСПЧ. Одна из жалоб касалась запрета на проведение публичного мероприятия, вторая – блокировок в интернете. ЕСПЧ удовлетворил обе жалобы.

Постановление Европейского суда по делу Каблиса интересно в двух аспектах.

1. Суд достаточно подробно на примере запрета проведения публичных мероприятий на Стефановской площади проанализировал распространенную в России практику злоупотребления региональной и местной властью при введении дополнительных ограничений свободы мирных собраний граждан. Проанализировав введенный в Сыктывкаре запрет на проведение публичных мероприятий на Стефановской площади в связи с тем, что в стоящем там здании Госсовета на восьмом этаже в нескольких кабинетах располагается Конституционный суд Республики, ЕСПЧ сделал вывод, что он необоснован.
Интересы Григория Каблиса представлял юрист фонда
Эрнест Мезак
Впоследствии это постановление ЕСПЧ раскрыло глаза Конституционному суду РФ, который в своем постановлении от 1 ноября 2019 года по жалобе сыктывкарок Веры Терешонковой и Марины Седовой тоже признал неконституционными два региональных запрета, введенных законом республики Коми в частности запрета на проведение митингов на Стефановской площади.

Эрнест Мезак
юрист фонда
2. ЕСПЧ проанализировал блокировку четырех публикаций Каблиса – одну в «ВКонтакте» и три в блоге на сайте интернет-журнала 7х7. В «ВК», например, был заблокирован весь аккаунт, а не одна публикация, посвященная сходу граждан. Что касается публикаций в 7х7, то ЕСПЧ обратил внимание, что две из них вообще носили информационный характер и не носили призыва к участию в несанкционированном мероприятии (в них говорилось о попытке согласовать пикетирование). Третья же публикация содержала призыв к участию в народном сходе, но в ней Каблис не скрывал, что мероприятие несанкционированное. При этом автор не призывал к совершению запрещающих законодательством действий — насилию или беспорядкам.

Суд также проанализировал право Генеральной прокуратуры РФ блокировать публикации в интернете, содержащие призывы к участию в публичных мероприятиях, формально организуемых с нарушением законодательства. Суд счел, что в «Законе об информации, информационных технологиях» содержится слишком расплывчатое понятие «информации, призывающей к участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка», а представители Генпрокуратуры РФ имеют очень широкие полномочия по пресечению ее распространения.
ЕСПЧ призвал власти РФ установить четкие правила применения блокировок
и обеспечить возможность судебного контроля в отношении этих мер до даты запланированного публичного мероприятия, поскольку иначе разблокирование
по решение суда будет бессмысленным: мероприятия случится раньше, нежели обжалование решения прокурора по блокировке в суде.

Защита НКО
В 2019 году нам пришлось защищать и самих себя. Помимо правовой помощи и защиты в судах коллег из различных НКО по всей России, сам фонд и его директор стали объектами преследования.

Нужно отметить, что особенностью дел против НКО, принудительно включенных в реестр «иностранных агентов» в 2019 году, стало то, что
основанием для возбуждения административных дел в ряде случаев были обращения (или другими словами — доносы) в органы от так называемых «патриотически настроенных» граждан или сотрудников ФСБ. Все они в своих донесениях отмечали, что НКО не указывают на своих материалах сведений о статусе «иностранный агент».
Как и раньше, чаще всего суды не утруждали себя доказательствами противоправной деятельности НКО и выносили решения по несуществующим правонарушениям. Практика применения закона об «иностранных агентах» сместилась с активного включения в реестр новых НКО на усиление давления в отношении организаций, уже включенных в реестр, и их руководителей. НКО и руководителей одномоментно получают огромные штрафы за немаркировку материалов или за невключение в реестр.
Дело против фонда
В отношении фонда и его директора Натальи Таубиной были дважды возбуждены дела за якобы неуказание на ресурсах фонда в сети Интернет, что организация включена в реестр «иностранных» агентов. При этом фонд и его директор по первой серии протоколов об административных правонарушений были признаны виновными с назначением беспрецедентно больших штрафов (400 000 рублей и 250 000 рублей). Рассмотрение второй серии протоколов было отложено на 2020 год. Между тем, фонд не только не скрывает статус НКО, включенной в реестр «иностранных» агентов, но и активно информирует об этом общество. На ресурсах фонда в Интернете этому посвящены целые разделы и десятки публикаций.
«Экозащита!-Женсовет»
Впервые в России в 2019 году руководителя НКО, внесенного в реестр «иностранных агентов», власти попытались персонально привлечь к уголовной ответственности за отчетность перед Минюстом.

30 мая в течение 40 минут в Калиниградской области судебные приставы возбудили пять уголовных дел в отношении председателя совета экологической некоммерческой организации «Экозащита» Александры Королевой. Их открыли за неисполнение судебных решений о выплате штрафов (ст. 315 УК РФ). «Экозащита» была оштрафована на 1 млн 100 тысяч рублей. Таких денег у организации нет, и приставы это прекрасно знали. Дело в том, что с 2018 года счета НКО арестованы.

Столкнувшись с беспрецедентным давлением, Королева была вынуждена уехать из России и попросить убежище в Германии. А «Общественный вердикт» взялся доказать в суде незаконность возбуждения дел в отношении «Экозащиты» и ее руководителя, а также продолжил добиваться отмены штрафов. В итоге в 2019 году удалось отменить штрафы на сумму более 300 тысяч рублей.

«Экозащита» — одна из старейших российских экологических организаций. Как и многие российские правозащитные НКО она была внесена в реестр «иностранных агентов» в 2014 году. За тридцать лет своей деятельности организация не раз добивалась значительных результатов в защите экологии и экологических прав граждан. Преследование «Экозащиты» и Александры Королевой вызвали широкий общественный резонанс. Начать кампанию по сбору средств на штрафы призвал сам губернатор Калининградской области. В результате деньги на штрафы по уголовным делам были собраны.
Работа в цифрах
Принято 156 новых дел
Отменены штрафы на общую сумму 148 000 рублей
Работали в 188 судебных заседаниях
Добились прекращения дел в отношении 3 активистов
Защищали 16 НКО в национальных судах и ЕСПЧ
4 активистам снизили штрафы
По всем этим делам добиться победы было очень сложно, но тем не менее

✦ По 7 делам в отношении 6 гражданских активистов дела были прекращены

✦ По 2 делам в отношении 2 граждан нам удалось снизить штрафы

✦ Там, где не удалось убедить судей в том, что у граждан есть право на свободу мирных собраний, мы обращались в Европейский суд по правам человека
«ЕСПЧ — это не то, чтобы последняя надежда в защите права на свободу собраний в России, но точно инструмент, способный, на наш взгляд, оказать определенное влияние, так как Россия взяла на себя международные обязательства по соблюдению прав граждан», — отмечает руководитель юрпрактики «Общественного вердикта» по основным свободам Елена Першакова

Елена Першакова
руководитель юрпрактики фонда
по основным свободам

✦ Подано 57 жалоб в ЕСПЧ, из них:

3 жалобы — на прессинг НКО по закону об «иноагентах»

54 жалобы — в защиту задержанных на митингах


✦ 35 жалоб коммуницировано ЕСПЧ


✦ Компенсации ЕСПЧ — 23 500 евро
Добились отмены штрафа и прекращения дел против:

✦ «Агентства социальной информации» и ее руководителя Елены Тополевой-Солдуновой. По закону о «нежелательных организациях» АСИ грозил штраф до 100 000 рублей. Руководителю до 50 000 рублей


✦ Алтайского движения поддержки гражданских и социальных инициатив «Согласие» и его руководителя Геннадия Шейды. По закону об «иноагентах» грозил штраф от до 500 000 рублей, руководителю до 300 000 рублей


✦ Руководителя «Экозащиты» Александры Королевой. Ей грозил штраф 10 000 рублей
Защищали:

✦ Общественную организацию «Молодые журналисты Алтая»

✦ Общественную организацию «Экозащита» и ее руководителя Александру Королеву (Калининград)

✦ Благотворительный фонд «Гражданский союз» (Пенза)

✦ Руководителя Саратовского еврейского благотворительного центра «Хасдей Ерушалаим» Ирину Мошель

✦ Фонд «Общественный вердикт» и руководителя Наталью Таубину

✦ Пермский «Мемориал» и руководителя Роберта Латыпова

✦ «Мемориальный центр истории политических репрессий "Пермь-36"» и ее руководителя Татьяну Курсину

✦ Краснодарскую общественную организацию выпускников вузов

✦ Общественную организацию «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова»

✦ Коми региональную общественная организация «Комиссия по защите прав человека "Мемориал"»

✦ Иркутскую общественную организацию «Байкальская Экологическая Волна» и трех сопредседателей

✦ Человек и Закон (Марий Эл)

✦ Руководителя Краснодарской общественной организации выпускников российских ВУЗов Ирину Дубовицкую

✦ «Ассоциацию медицинских работников г. Чапаевск» и ее руководителя

✦ Аналитический центр «СОВА»
География
26 населенных пунктов в 20 регионах
Пермь, Кудымкар (Пермский край), Москва, Санкт-Петербург, Краснодар, Саратов, Пенза, Ярославль, Вылегодский, Плесецк и Яренск (Архангельская область), Сыктывкар, Усть-Вымь, Ухта и Усть-Кулом (Республика Коми), Петропавловск-Камчатский (Камчатский край), Комсомольск-на-Амуре (Хабаровский край), Калининград, Кострома, Киров, Иркутск, поселок Сосновка (Республика Мордовия), Йошкар-Ола (Республика Марий Эл), Барнаул (Алтайский край), Челябинск и Магнитогорск (Челябинская область).
Защита от пыток и жестокого обращения
Дело Алексея Пастухова
(
PASTUKHOV v. RUSSIA, Жалоба № 74820/14)
1 октября 2019 года Европейский суд по правам человека обнародовал постановление по делу жителя Перми Алексея Пастухова.

Суд признал, что пермский предприниматель подвергался бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в полиции, а со стороны государства отсутствовало эффективное расследование. Признал суд и то, что Пастухов был незаконно задержан и не получил компенсацию в России.

ЕСПЧ взыскал с правительства РФ 20 000 евро материального ущерба, 25 000 евро морального вреда и 2 033 евро судебных издержек. Интересы Пастухова представляли юристы «Общественного вердикта».

Избили Алексея Пастухова сотрудники ОВД Мотовилихинского района Перми. Произошло это в феврале 2011 года, когда предприниматель возвращался домой. В результате полученных травм мужчина впал в кому, провел ночь в полиции без медицинской помощи, чудом выжил, но стал инвалидом.

В 2014 году в районном суде Перми правозащитники добились для Алексея компенсации в 50 000 рублей за неэффективное расследование дела. Однако дело Пастухова так и не было расследовано: не менее шести раз его незаконно прекращали, виновных в преступлении не установили и не привлекли к ответственности.
В своем постановлении ЕСПЧ подчеркнул, что в российском законодательстве отсутствует обязанность полиции проводить медицинский осмотр всех доставленных в административном порядке в отделы полиции.
«В этом деле хорошо разобраны проблемы расследования сообщений о пытках, точнее его отсутствие. Но постановлений ЕСПЧ, в которых суд констатирует неэффективность расследования пыток, принято в отношении России очень много. В этом деле важно другое: ЕСПЧ не смог подтвердить или опровергнуть, что человек получил травму именно в полиции. В постановлении есть указание на структурную проблему: если бы в российском законодательстве была норма, которая требовала бы, чтобы каждый, который задержан в административном порядке, подвергался медицинскому осмотру, то ни ЕСПЧ, ни российские правоприменители не оказались бы в ситуации, когда невозможно установить, когда Пастухов получил травму — до полиции, либо в полиции», — Асмик Новикова, руководитель исследовательских программ фонда.

Асмик Новикова
руководитель исследовательских программ фонда
История Алексея Пастухова и его семьи стали основой для документального сценария фильма «Жизнь меняется» проекта «Жизнь после пыток». Когда мы делаем фильмы, мы стараемся, чтобы наши герои стали соавторами и участвовали в его создании. Свою историю они рассказывают сами, сами расставляют акценты, сами решают, о чем говорить. Мы снимаем и монтируем. Но прежде всего, это их высказывание. Наше высказывание — вокруг фильма. В своем тексте мы рассказываем историю так, как мы ее увидели, показываем нескончаемый процесс юридической защиты. И просим художников создать иллюстрации. Историю Алексея смотрите и читайте здесь.
Пилотное постановление по делу Томова требует от России реформировать систему перевозок заключенных.

Пилотное постановление по делу «Томов и другие против России» — это второе пилотное постановление, касающееся прав заключенных.

Предметом разбирательства были бесчеловечные условия перевозки заключенных в автозаках и вагонзаках. Первое такое постановление было вынесено в 2015 году по делу «Худоёров против России». В этом постановлении суд сказал, что даже половины 1 м2 на человека при перевозках в автозаках и вагонзаках недостаточно. Это при том, что в России исторически, со времен ГУЛАГа, система перевозок заточена то, что человеку достаточно 0,3 м2 как в общих камерах, так и в индивидуальных. С 2015 года практика не менялась, количество жалоб росло и достигло почти 700 штук. В результате рассмотрев шесть жалоб (пять из них фонда «Общественный вердикт») ЕСПЧ указал российским властям на то, что перевозки заключенных в таких условиях являются системной проблемой, которая требует вынесения пилотного постановления.

ЕСПЧ перечислил, что конкретно должны сделать власти для гуманизации условий перевозки:

✦ пересмотреть нормативно-правовую базу, регламентирующую перевозки заключенных, в частности, увеличить минимальную площадь, которая выделяется на одного заключенного в автозаках и вагонзаках

✦ прекратить использовать одиночные камеры — «стаканы»
Стакан — фактически глухой железный ящик площадью
0,3-0,4 м² без окон

Николай Дидюк, член ОНК Республики Коми в «стакане» автозака УАЗ

✦ демонтировать откидные полки на среднем ярусе, которые не позволяют осужденным стоять во время перевозки (это касается больших камер, рассчитанных на перевозку до 10 заключенных в вагонзаках)

✦ обеспечить адекватные условия для сна заключенных в дальних железнодорожных поездках

✦ пересмотреть практику перевозки заключенных на большие расстояния от мест, где они проживали или проживают их родственники

✦ обеспечить эффективные меры правой защиты, чтобы заключенные, столкнувшись с бесчеловечными условиями перевозки, до обращения в ЕСПЧ имели возможность получить компенсацию на национальном уровне

На разработку мер суд выделил российским властям 18 месяцев
со дня вступления в силу постановлении по делу Томова.
Постановление вступило в силу 9 июля 2019 года.
«Скотское дело»
Началось оно в 2013 году. Мурат Узденов (работает фельдшером на скорой помощи) по просьбе брата поехал на хутор Козлов Ставропольского края, чтобы проконтролировать состояние здоровья его работника, Дотдаева Радмира. Мурат приехал на хутор, осмотрел Радмира и увидел, что тот избит. Мурат предложил отвезти Радмира в больницу.

По дороге встретилось три автомашины. Из машин вышли неизвестные мужчины, они сделали знак, чтобы Мурат остановился. Мурат вышел из машины. Среди неизвестных мужчин были люди в полицейской форме. Мурата стали спрашивать, кто он такой и что тут делает. В ответ он объяснил, зачем приехал на хутор, и сообщил куда направляется.

Один из неизвестных мужчин в гражданской одежде сказал, что он сотрудник полиции. Позже Мурат узнал, что его фамилия Каракетов. Каракетов стал требовать вернуться на хутор. Мурат отказался, тогда Каракетов нанес ему несколько ударов. Подошел еще один мужчина, как выяснится позже, сотрудник полиции Эбзеев. Он также несколько раз ударил Мурата.

Во время избиения выпало лекарство, Мурат болеет сахарным диабетом и ему необходимы инсулиновые инъекции. Увидев упавший шприц, полицейский Эбзеев сказал, что Мурат наркоман, и растоптал шприц с лекарством. Вечером этого же дня, после того как избиения прекратились, Мурат решил сбежать.
Он пешком добрался до Ставрополя и обратился за медицинской помощью. Некоторое время Мурату пришлось лечиться в больнице.

Как выяснилось, сотрудники полиции прибыли на хутор Козлов, чтобы забрать коров. Якобы эти коровы ранее, несколько лет назад, были украдены из различных домохозяйств в расположенной рядом Карачаево-Черкессии. И вот спустя годы, один из потерпевших, проезжая мимо стада, узнал свою корову, которую похитили еще теленком. Он обратился к своему знакомому полицейскому Каракетову с просьбой помочь забрать украденную корову.
Каракетов, видимо, очень отзывчивый человек, и он согласился помочь приятелю. С собой они взяли еще несколько пострадавших от краж. И вот этой делегацией поехали забирать украденное имущество. Когда пострадавшие опознали своих коров в количестве 50 голов, их решили отвезти по прошлому месту жительства, а так как в стаде осталось еще голов 60, полицейские решили забрать и их.

Эти коровы по приезду в Карачаево-Черкессию просто испарились. Хозяину стада их не вернули, пострадавших тоже больше не нашлось. Исчезли и породистые лошади, которых заодно прихватили полицейские, но о кражах которых никто и никогда не заявлял.
В прошлом году дело, наконец, поступило в суд. Двое полицейских, Каракетов и Эбзеев, были признаны виновными и получили заслуженное наказание.

По делу работал руководитель юрпрактики «Общественного вердикта» по правам человека Дмитрий Егошин.

Дмитрий Егошин
руководитель юрпрактики фонда
по правам человека

Каракетов — 6 лет лишения свободы в отбыванием наказания в колонии строго режима. Пока шло расследование Каракетов успел совершить еще одно преступление. Забил в отделе полиции задержанного парня. Эбзеев — 5 лет лишения свободы условно.
Дело
Александра Паутова
Паутов был задержан 18 сентября 2016 года Е.В. Шебуняевым, полицейским 2 отдела полиции Владивостока. С пяти часов вечера 18 сентября до семи утра 19 числа, Александра жестоко избивали в служебном кабинете отдела полиции. Как сам Шебуняев, так и его товарищ Ю.В. Муллин, который не является сотрудником полиции.
После избиения, на следующий день, Паутов скончался. Его тело было подброшено на железнодорожные пути. По факту обнаружения трупа в тот же день было возбуждено уголовное дело.
Подсудимые капитан полиции Евгений Шебуняев и Юрий Муллин
со своими адвокатами
У Паутова были обнаружены разрыв селезенки с кровоизлиянием в область живота, перелом нижней челюсти, переломы 6-9 ребер слева, рана в области нижней губы слева, ссадины: в височно-теменной области справа, в лобных областях, в левой височно-скуловой области, на слизистой оболочке верхней губы слева, в области подбородка, в окологрудинной области слева, тазобедренного сустава слева, коленных суставов; ссадины с кровоподтеками: в височной области, в области носа, в области плечевых суставов, в области 2-4 ребер справа, в области 6 ребра слева, в области реберной дуги, в правой поясничной области, в области правого предплечья; правой кисти в области нижней трети предплечий; кровоподтеки: в области век справа, в области 7 ребра слева, в области гребня подвздошной кости слева, тазобедренного сустава справа, предплечий.

Эти повреждения возникли от воздействия тупого твердого предмета, кровоподтеки и ссадины в области нижней третей предплечий характерны для воздействия наручников. Повреждения образовались в срок за несколько часов до наступления смерти.

История Александра Паутова рассказана в нашем фильме «Последний сын»/ Приговор полицейским из Владивостока. 2019.
Шебуняева приговорили к 13 годам строгого режима, а Муллина — к восьми.
Защита прав заключенных
Ярославское дело
Большое Ярославское дело, которым фонд занимается с 2017 года, — это концентрированная история про права заключенных, произвол тюремной системы, сложный процесс защиты и восстановления справедливости

В апреле 2017 г. в исправительной колонии № 1 Ярославской области в период с 9 часов до 12 часов дня проводились режимные мероприятия. В них принимали участие порядка 60 человек сотрудников, часть из которых была в масках. Все сотрудники были укомплектованы наручниками и резиновыми дубинками. Тогда был избиты многие осужденные, в том числе, Евгений Макаров, который впоследствие, после публикации видео «воспитательного избиения» в Новой газете стал известен как «распятый зек».

24 апреля 2017 года прибывшие адвокаты зафиксировали у Макарова телесные повреждения в виде обширных кровоподтеков, ссадин и синяков.

Ранее, в 2017 году, осужденный Макаров был избит сотрудниками администрации той же исправительной в помещении штрафного изолятора в классе воспитательной работы якобы за неподчинение законным требованиям сотрудников администрации со стороны Макарова.

По фактам применения пыток следственным органами были возбуждены уголовные дела. Сотрудниками фонда также были выявлены многочисленные случаи применения пыток в исправительной колонии № 3 Углича, в следственном изоляторе Рыбинска, в исправительной колонии № 8 Ярославля в период с 2016 года по 2018 год.
По самому громкому эпизоду, связанному с жестоким избиением в ИК-1 Ярославля в июне 2017 года заключенного Евгения Макарова, правоохранители задержали бывшего начальника колонии Дмитрия Николаева и его заместителя по безопасности и оперативной работе Игита Михайлова. Таким образом, число обвиняемых по делу о пытках Макарова возросло до 15. Остальные фигуранты были задержаны еще в 2018 году после опубликования «Новой газеты» видеозаписи пытки.

Дела по всем обвиняемым следствие объединило в одно производство. Однако после того, как заместитель начальника оперативного отдела ИК-1 Сергей Ефремов заключил досудебное соглашение, признал вину и дал показания на других сотрудников колонии, участвовавших в пытках, его дело выделили в отдельное производство и в декабре первым направили в суд.
В прошлом году расследование по основному делу — избиению Макарова в комнате воспитательной работы — было окончено
и передано в суд.

Фигуранты Ярославского дела

В конце года также в суд ушли дела, возбужденные в отношении сотрудников ИК-8 Сардора Зиябова и Дмитрия Никитенко, обвиняемых в избиении заключенных в коридоре штрафного изолятора ИК-1 в ноябре 2016 года, а также дела бывших сотрудников ИК-1 Максима Яблокова, Романа Оныпы и Владислава Писаревского, обвиняемых в избиении осужденных, прибывших в ИК-1 с этапом в декабре 2016 года.

В течение года были выявлены и новые эпизоды избиений фсиновцами осужденных в Ярославской области. СК возбудил дела по избиению заключенного Фурхата Юлдашева в СИЗО-2 Рыбинска и по факту применения силы к заключенному ИК-1 Андрею Головачеву.

Было также заведено дело на бывшего дежурного помощника начальника ИК-1 Владимира Костюка по эпизоду «Избиение в дежурке», произошедшего в октябре 2016 года. Уже в июне следствие передало дело в суд, но суд возвратил его прокурору для устранения недостатков обвинительного заключения. В ноябре уголовное дело, возбужденное в отношение Костюка, вновь поступило в суд.

Эпизод «Избиение в дежурке» был зафиксирован на видео, как и унижение тюремщиками сильно избитого осужденного. Весной эту запись опубликовала «Новая Газета».

Летом независимое СМИ обнародовало ещё одну видеозапись, на которой зафиксированы факты незаконного применения насилия в отношении осужденных в ИК-1 в феврале 2016 года. Среди тех, кого избивали, оказался заключённый Джошгун Ахмедий Оглы Абдуллаев, интересы которого представляет «Общественный вердикт». СК возбудил уголовное дело и приступил к расследованию.
Проект #СтопШИЗО

Пытки и жестокое обращение, которые, к сожалению, типичны для тюрем, невозможно искоренить, если не изменить практику, когда заключенного за обращение на «ты» к надзирателю» можно посадить в каменный мешок на 15 суток. Штрафной изоляторы, камеры, одиночки — все то, что называется запираемые помещения — средство воздействия на заключенных нарушителей. На языке российского закона — дисциплинарные наказания.
Проект фонда #СтопШИЗО объединяет усилия юристов и исследователей. Мы хотим создать эффективные средства правовой защиты для случаев, когда такие наказания не соразмерны самим нарушениям, применяются произвольно, нередко — бесконтрольным решением администраций колоний.
Дело Евгения Чехлова
По делу Евгения Чехлова, который недавно освободился из ИК-27 Красноярска, экспертам проекта удалось полностью выиграть дело в российской юрисдикции. И добиться важного, прецедентного решения. Суд утвердил новый стандарт доказывания, признав, что дисциплинарные наказания были незаконны.
Суд отказался считать доказательствами акты колонии о просмотре видео и рапорты сотрудников. Необходимо само видео нарушения и свидетельские показания сотрудников, а не акты и рапорты, то есть документы, которые сама колония изготавливает.

Все материалы проекта публикуются на отдельной странице «ШИЗО» сайта «Ярдело»
Работа в цифрах
В 80 судебных заседаниях по 20 делам работали юристы
и адвокаты юрпрактики «Общественного вердикта»
по правам человека
18 новых дел о пытках и жестоком обращении принято
в работу
19 жалоб на пытки, жестокое и бесчеловечное обращение и неэффективное расследование подготовлено и подано юристами фонда в ЕСПЧ.
3 жалобы коммуницировано ЕСПЧ российским властям
3 сотрудника полиции привлечено к ответственности.
2 приговорены к лишению свободы — 13 лет колонии
и 8 лет,
1 приговорен к условному наказанию — 3 года и 6 месяцев
230 письменных и устных консультаций проведено юристами фонда в соцсетях, по телефону и при личном приеме
Компенсации, назначенные ЕСПЧ — € 175 933
География
20 регионов России
Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Чечня, Краснодарский край, Красноярский край, Москва, Курская область, Ростовская область, Приморский край, Кировская область, Челябинская область, Новгородская область, Ставропольский край, Калининградская область, Самарская область, Ярославская область. Иркутская область, Московская область, Санкт-Петербург.
Исследования
Исследование об отношении граждан
к членству в Совете Европы

В марте 2019 года фонд «Общественный вердикт» в Коалиции с правозащитными организациями и социологическими центрами провел общероссийский замер общественного мнения об отношении граждан России к членству в Совете Европы. Методология исследования создавалась совместно фондом, Левада-центром и Методической лабораторией. Данные собирались двумя способами — телефонным опросом и он-лайн опросом. Телефонный опрос был проведен Левада-центром, онлайн-опрос — фондом «Общественный вердикт» и Методической лабораторией. Здесь опубликованы результаты исследования.

Исследование было устроено так, чтобы получить более устойчивые выводы: телефонный опрос показывает общий срез мнений, а онлайн-опрос анализирует мнение там, где оно более концентрированное. В интернет-опросе респонденты сами принимали решение, отвечать ли на вопросы анкеты. А значит, в число респондентов чаще попадали люди, так или иначе озабоченные участием России в СЕ и ЕСПЧ.
Изучать мнение нужно там, где это мнение есть. Очень часто опросы замеряют не мнение, а вербальные реакции респондентов на задаваемые вопросы. Поэтому нам было важно создать целевую выборку, чтобы оценить точки зрения тех, кто имеет более устойчивое и обеспеченное информированностью мнение.

Результаты исследования были представлены в РБК, а также на брифинге российских правозащитников в первый день сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ).
СК и жалобы заключенных
на пытки

Постоянной темой исследований фонда является оценка эффективности расследования пыток.

В 2019 году нам удалось проанализировать официальные данные — отчеты России в международные органы и статистику возбужденных уголовных дел — и подготовить аналитические материалы. Первый материал подробно анализирует ситуацию по регионам страны. Данные касаются уголовных дел, совершенных должностными лицами ФСИН. Выводы собраны в статье «Как устроена статистика, и почему нам неизвестен масштаб пыток».

Второй материал анализирует официальные подходы к обеспечению эффективности расследования. Выводы изложены в материале «Опытному следователю верить».
Вигиланты в России
Весь 2019 года продолжался проект по проблемам виджилантизма.
Вигиланты — это псевдо-полицейские, которые самостоятельно взяли себе функции по охране общественного порядка, контроля за общественной нравственностью, а также противодействия оппозиции.

Вигиланты — это концентрат «властных» полномочий: они сами определяют, что такое порядок (формируют норму, «законотворцы»), сами определяют, соблюдена ли эта норма или нет (контролируют норму, «исполнительная власть»), оценивают, виновен или нет гражданин («судебная власть»), и еще сами же исполняют наказание. То есть, строят свою деятельность на полном цикле реализации власти, отрицая давнее приобретение обществ — разделение властей и создание профессиональных институтов.
Риск виджилантизма в его опровержении правил игры, в уязвимости граждан, которые сталкиваются с вигилантами и могут себя защитить либо контр-вигилантскими действиями, то есть примерно так же соответствующими закону, как и действия вигилантов, либо с помощью общих юридических средств, которые требуют от граждан новых компетенций — самостоятельно защищать и доказывать свою позицию в суде.
Мы изучаем виджилантизм, рассказываем о наших результатах, готовим аналитические и информационные материалы, создаем методику правовой защиты. Все материалы проекта – тут.
Содействие реформе.
Подготовка меморандумов по исполнению антипыточных дел
Ананьев/Калашников
2019 год стал важным годом в сфере обеспечения прав заключенных на достойные условия содержания в местах лишения свободы. Еще в 2012 году ЕСПЧ вынес пилотное постановление «Ананьев и другие против России». Принятие такого постановления было вызвано постоянно поступающим из России в ЕСПЧ огромным потоком жалоб на условия содержания в местах несвободы.
В своем постановлении Европейский суд говорил, в частности, что проблема плохих условий носит системный характер и существует, среди прочего, в силу отсутствия в стране эффективного средства защиты, позволяющего получать компенсацию в случаях, если условия содержания в местах лишения свободы не соответствуют стандартам, наработанным Судом.

Иными словами, заключенный практически лишен возможности в России получить адекватную компенсацию, если он содержится в плохих условиях. В первую очередь в переполненных камерах. Россия в соответствии с пилотным постановлением должна была разработать план действий по его исполнению. Практически сразу страна заявила о намерении создать эффективный национальный механизм.

Комитет министров Совета Европы, контролирующий исполнение постановлений Европейского суда, все эти годы следил за тем, как Россия исполняет это пилотное постановление. В процедуре контроля оно было объединено с другой группой дел «Калашников», в которых ЕСПЧ признал нарушение условий содержания в российских местах лишения свободы.
«Общественный вердикт» неоднократно направлял меморандумы в Комитет министров, представляя обзоры по условиям содержания, о принимаемых государством мерах по их улучшению. Последний по времени меморандум был направлен весной 2019 года и был учтен Комитетом министров при рассмотрении процесса исполнения Россией пилотного постановления «Ананьев и другие против России» и группы дел «Калашников».

В своем меморандуме мы, в частности, указывали, что появившуюся в 2015 году возможность взыскивать компенсации с использованием процедуры административного судопроизводства нельзя признать эффективным средством получения компенсации за ненадлежащие условия содержания.
Наша позиция была основана на том, что в рамках Кодекса административного судопроизводства (КАС) невозможно взыскать компенсацию, можно только обжаловать действия или бездействие государственного органа, а за компенсацией уже дальше надо идти в иском в гражданский процесс.

Мы также указывали на несколько ограничений КАС, которые приводят к сложностям для заключенных воспользоваться этой процедурой. В частности, речь о трехмесячном сроке с момента нарушения, когда заключенный может обратиться в суд, и правоприменительная практика показывает, что часто суды отказывали в рассмотрении дел именно из-за пропуска срока подачи. Также трудностью является и требование КАС о наличии юридического образования у представителя заключенного. Это значит, что в интересах заключенного иски не могут подать родственники, если у них нет юридического образования. Но даже если такой представитель с нужным образованием есть, заключенный должен выписать ему доверенность на представление интересов. Такая доверенность является правильно оформленной, если заверена начальником учреждения, что вызывает сложности.

По итогам рассмотрения отчета России о процессе исполнения пилотного постановления «Ананьев и другие против России» и группы дел «Калашников» Комитет министров принял решение, в котором призвал страну как можно скорее принять закон, вводящий в российское право эффективный механизм взыскания компенсации за ненадлежащие условия содержания в местах лишения свободы.
Наконец-то, спустя почти восемь лет, Россия приняла такой закон.

Согласно Федеральному закону № 494-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», принятому 27 декабря 2019 года и вступившему в силу месяц спустя, теперь пострадавшие от бесчеловечных условий содержания в местах лишения свободы могут не только просить суд в порядке административного судопроизводства признать такие условия содержания незаконными, но и требовать компенсации морального вреда.

Заявителям необходимо доказать лишь факт нарушения условий содержания, а также указать их продолжительность и последствия. Обязанность же опровергнуть версию потерпевшего возлагается на государственные органы.
При этом компенсация морального вреда при установлении факта нарушения будет выплачиваться вне зависимости от наличия вины государственного органа.

Более того, согласно замыслу законодателя, суммы компенсации морального вреда должны присуждаться с учетом практики присуждений справедливой компенсации Европейским судом по правам человека за такие нарушения. В противном случае слишком заниженная сумма, неадекватная степени пережитых страданий заявителя, не будет признана соответствующей требованиям эффективности средств правовой защиты.

Пока данное нововведение не получило устойчивого практического развития, нет и разъяснений Пленума Верховного суда РФ. Тем не менее, уже сейчас можно высказать предположение, что мы наконец-то обрели средство правовой защиты от нарушений связанных с ненадлежащими условиями содержания, которое вполне может стать эффективным.
Бунтов против России
В 2019 году Комитет министров Совета Европы, который надзирает за исполнением постановлений ЕСПЧ, впервые рассматривал то, как Россия исполняет решение по Бунтову. Это решение Европейского Суда ставит структурные проблемы неэффективности расследования пыток в местах заключения.
Рассмотрение в Комитете министров Совета Европы означает, что российские власти фактически впервые отчитывались о том, что было сделано в стране, чтобы обеспечить надлежащее расследование всех сообщений о пытках, а также о том, как устроен государственный механизм контроля и предупреждения пыток и насилия в российских тюрьмах.

Эксперты фонда подготовили обстоятельный меморандум, включающий как анализ законодательства, так и практики. Меморандум был подан в соответствии с Правилом 9.2 Комитета министров Совета Европы по контролю за исполнением постановлений и мировых соглашений. Меморандум размещен официальных ресурсах Совета Европы, а также в Барометре реформы.

Проблемы расследования пыток, а также сам меморандум фонд представил на открытой дискуссии в Сахаровской центре – «Зона насилия: как в России не расследуют пытки в тюрьмах», которая была организована по этому случаю совместно с Центром содействия международной защите.
Арт- и док-активизм
Выставки и комиксы
В 2019 году в четырех городах России при организации фонда «Общественный вердикт» прошли выставки документальных комиксов «Новый активизм».
Документальные комиксы — это работы-рассуждения и притчи о ценностях человека, о важности признания существующих проблем и их преодоления. Выставка призвана наполнить новым смыслом понятия справедливости, человеческого достоинства, прав человека, важности каждой человеческой жизни.

Художники Алексей Иорш (Москва), Дана Кавелина (Киев), Тевриз Кадиева (Махачкала), Андрей Лазаренко (Новочеркасск), Петр Псимулин (Москва), Анастасия Васильева (Санкт-Петербург), Дарья Петушок (Челябинск) отразили в комиксах реальные истории людей, которых защищают в нашей стране юристы правозащитных организаций.

Впервые выставка «Новый активизм» состоялась в декабре 2017 года в Москве, а 2018 году была показана в Санкт-Петербурге.

В мае 2019 года документальные комиксы увидели жители и гости Пермского края. Выставка работала в Центре городской культуры Перми в рамках летнего городского общественного фестиваля «Мосты». В первой половине октябре «Новый активизм» был представлен в Кирове – в культурном центре «Пятый этаж», а во второй половине октября – в галерее Сыктывкарского Револьт-центра. В Петрозаводске документальные комиксы показали в декабре в арт-пространстве Agriculture club.
Андрей Прибылов и Алексей Иорш на открытии выставки комиксов «Новый активизм». Сыктывкар, Револьт-центр
Спектакль по делу Руслана Рахаева
В 2019 году в Театре.doc показали историю полицейского Руслана Рахаева, которого уже много лет мы защищаем. Премьера спектакля «Я не хочу работать в милиции» состоялась 8 апреля, в октябре – накануне Дня работников уголовного розыска - показ повторили.
История Рахаева — это история о многолетних испытаниях, которые полностью меняют жизнь человека, фальсификации доказательств, технологии пыток, приговоре невиновному, а также о стойкости, дружбе, семье, коллегах и правах человека.

Руслан Рахаев был начальником уголовного розыска в Черкесске. В 2011 году в отделе полиции, где он работал, от побоев умер задержанный. По версии следствия, Рахаев забил человека до смерти. Дело основывается на показании шестерых оперативников – подчиненных Руслана, которые и обвинили его в смерти задержанного.

Почти восемь лет правозащитники вместе с адвокатами бились за то, чтобы доказать невиновность Рахаева, доказать многочисленные фальсификации в его деле, подлоги, фальшивые протоколы, доказать ангажированность свидетелей, заставить следствие исследовать доказательства, наконец, искать реальных виновников гибели человека в полиции Черкесска.

Но после многолетних изматывающих судов Рахаеву все-таки вынесли обвинительный приговор, несмотря на практически доказанную причастность оперативников к смерти задержанного. Сейчас Руслан находится в ИК-3 в городе Скопин Рязанской области и продолжает бороться.
Спектакль «Я не хочу работать в милиции» сделан в технике Headphone verbatim, когда актеры дословно транслируют в живом времени текст, интонации, дыхание того человека, чей голос они слышат в наушниках.

Аудиозаписи, свидетельствующие о том, что произошло с Рахаевым и его близкими, собрала исследователь-документалист «Общественного вердикта» Ксения Гагай и выступила режиссером спектакля.

В постановке, к примеру, дословно воспроизведена аудиозапись разговора, сделанного тетей Рахаева Лидией Жабеловой с первым следователем по делу Рахаева Кучеровым. Так следователь, не стесняясь, рассказывает о технологии выбивания показаний и пытках электрическим током, который на жаргоне оперативников называется «Чубайс». А еще эмоционально рассказывает, что Рахаеву не нужно было идти работать в уголовный розыск, так как «ребята там работают не очень культурные».

Показ спектакля состоялся в рамках совместной Лаборатории театра и «Новой газеты».
Документальный спектакль по истории капитана полиции Руслана Рахаева «Я не хочу работать в милиции», Театр.doc
Сотрудники фонда
в 2019 году
108 раз ездили
в командировки.
Из них — 95 раз
по России
Психологическую помощь получили почти 40 человек.
Проведено около тысячи психологических сессий
В бюджет страны «Общественный вердикт» выплатил налогов на сумму
10 752 217,04 ₽
Более 700 человек получили в 2019 году помощь от наших юристов, адвокатов и психологов
Защищая одного, защищаем каждого
Когда человек сталкивается с незаконными действиями правоохранительных органов, он чувствует себя в меньшинстве. Не все могут позволить себе адвоката. Потому юристы нашего фонда подготовили информационные памятки, которые уменьшают риск попасть в сложную ситуацию, или помогают не опустить руки тем, кто в нее уже попал.
Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт»

Проект фонда «Общественный вердикт»
Общественный вердикт — некоммерческая организация, оказывающая правовую помощь по защите прав человека гражданам, пострадавшим от неправомерных действий российских правоохранительных органов.

СОЦСЕТИ
Фонд «Общественный вердикт» защищает права и свободы человека. Граждане уязвимы, когда вынужденно сталкиваются с правоохранительными органами, а те не ограничивают себя нормами закона. Это ситуации произвольных задержаний, избиений, пыток. Мы помогаем людям пережить произошедшее и вернуться к нормальной жизни, вместе с ними добиваемся справедливости. Каждое дело, доведенное до суда, — акт гражданского контроля за правоохранителями, а следовательно, шаг в сторону реформ и воплощения принципов соблюдения прав человека в полиции, следствии и суде.В 2011-2012 годах в России новые законы ограничили право на свободу собраний и объединений. Были введены серьезные санкции — арест, уголовное преследование, штрафы, — за участие в мирных публичных мероприятиях, не санкционированных властями. Принудительное внесение в реестр «иностранных агентов» в сочетании с подлыми информационными кампаниями и непомерными штрафами усилило давление на российское гражданское общество и это стало частью повседневности. В 2012 году мы открыли новую программу и стали защищать активистов и гражданские организации. На нашем счету помощь нескольким сотням активистов и нескольким десяткам НКО, включая нас самих, кто был принудительно включен в «реестр НКО, выполняющих функции иностранных агентов». Мы будем продолжать эту работу и дальше, поскольку убеждены, что правовое общество возможно только там, где уважаются и соблюдаются фундаментальные права и свободы.