Защити себя сам. Меню →
Иллюстрация Алексея Иорша
ОТЧЕТ
Защищаем одного, защищаем каждого
Отчет о главных событиях и самых важных делах в правовой практике «Общественного вердикта» за 2017-2018 годы.
Содержание
Вступительное слово Натальи Таубиной
История о пытках в одной колонии. Ярославское дело
 — Трое заключенных, которые не стали молчать
 — Видео пыток из класса воспитательной работы
Альтернативный доклад в Комитет против пыток ООН
Создание Коалиции #БезПыток
Проект #СтопШИЗО
Документальный проект «Жизнь после пыток»
Защита НКО от преследования властей
Исследование «Что ты думаешь о насилии и пытках?»
Комикс-проект «Новый активизм»
Проект «Вигиланты»
Исследование «20 лет ЕСПЧ в России»
Приговор Руслану Рахаев
Посылки для заключенных
Проект «Защити себя сам»
Дело Александра Зыкова
Дело Марка Яворского
Дело Марины Рузаевой
Дело Салимы Мухамедьяновой
Дело Андрея Лукьянова
Цифры и факты
Психологическая помощь пережившим пытки
Доверие общества и частные пожертвования
Сколько денег мы получили и как потратили

Наталья Таубина
Директор Фонда “Общественный вердикт"
— Центральным событием стала работа по борьбе с пытками в ярославских колониях. Это был долгий путь от первого сообщения о пытках и наших попыток добиться возбуждения уголовного дела до публикации видео пыток, снятого на регистратор сотрудника колонии. Это видео оказалось в распоряжении нашего адвоката Ирины Бирюковой в июле 2018 года. Видео стремительно облетело весь мир и заставило российскую систему не только возбудить уголовное дело, а затем и десятки других дел, но признать проблему и начать разговор о реформе.

История началась с избиения заключенных в Ярославской ИК-1 в апреле 2017 и готовности троих из них — Руслана Вахапова, Евгения Макарова и Ивана Непомнящих — не молчать и начать бороться. И переросла в общественно значимую историю о системных проблемах насилия в колониях, о закрытости пенитенциарной системы и ее монополии на все доказательства пыток, о слабости и неэффективности расследования, которое, тем не менее, когда надо, вполне может быть квалифицированным. И в этом мы убедились, когда после публикации видео расследование уголовного дела было передано в специальный отдел по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов. Еще эта история о борьбе и стойкости самих заключенных, о профессионализме наших юристов и адвокатов и о доверии между правозащитниками и людьми, обращающимися к нам за поддержкой.
Сегодня уже 20 бывших сотрудников тюремной системы Ярославской области обвиняются в пытках, расследуются десятки уголовных дел, наши подзащитные — это десятки заключенных только в одной области, мы получаем письма и просьбы о помощи из разных уголков страны.

Впереди — осенью 2019 года — начало судебного процесса. Это без преувеличения будет процесс века, впервые в нашей стране на скамье подсудимых только за один эпизод пыток будет сразу 15 сотрудников ФСИН, включая руководство колонии. Подробнее о том, как развивалась история большого «Ярославского дела» читайте в этом отчете.

В прошедшие два года мы смогли сохранить и продолжить развивать все наши направления работы. Нашу юридическую помощь и поддержку получили более тысячи человек. Мы участвовали в сотнях судебных процессов в разных регионах страны, защищая права пострадавших от пыток и жестокого обращения, гражданских активистов, наших коллег из некоммерческих организаций. Мы подали 100 жалоб в Европейский суд по правам человека и по 69 жалобам Суд начал процесс рассмотрения/коммуникации, а по 12 жалобам вынес постановления, признав нарушения нашей страной Европейской конвенции по правам человека. Через курсы психологической реабилитации прошли более семидесяти пострадавших от пыток и жестокого обращения и их родственников. Мы постоянно отслеживаем и анализируем правоохранительную практику, проводим исследования.
Мы подали 100 жалоб в Европейский суд по правам человека и по 69 жалобам Суд начал процесс рассмотрения
В 2017 году мы начали собирать частные пожертвования. Для нас это важный показатель поддержки нашей работы, а также возможность для каждого из вас поучаствовать в защите прав человека. Подписавшись на ежемесячные пожертвования, вы обеспечиваете нам возможность вести дела в суде в разных уголках страны, консультировать по телефону, выезжать в регионы и проводить свои расследования, а дальше добиваться, чтобы собранные материалы становились частью официального разбирательства, проводить курсы психологической реабилитации пострадавших от пыток и жестокого обращения. Внести вклад в эту работу можно здесь.

В 2019 году начнутся судебные процессы по пыткам в Ярославских колониях. Это крайне важные для нас события. Мы планируем протестировать модель комплексного правозащитного участия в судебном процессе по «пыточному» делу. Это значит, что мы не будем ограничиваться только юридической защитой и информационным сопровождением, но будем включать инструменты независимого мониторинга, привлекать граждан в процесс публичного контроля и отстаивания своих прав.

Мы также продолжим работу по всем нашим основным направлениям и будем поддерживать все запущенные проекты.
Подписавшись на ежемесячные пожертвования, вы помогаете нам помогать жертвам пыток и жестокого обращения
События
Центральным событием стала работа по борьбе с пытками в ярославских колониях. Обнаруженные нами факты пыток заставили российскую систему не только возбудить десятки других дел, но признать проблему и начать разговор о реформе.
История о пытках в одной колонии
В 2017 и 2018 годах в Ярославской области разразился скандал с пытками в системе ФСИН. «Общественный вердикт» несколько лет пытался привлечь внимание государственных органов к систематическим избиениям и пыткам заключенных в ИК-1 Ярославля, однако в ответ следствие ограничивалось формальными проверками. Лишь в результате собственного расследования удалось добиться масштабного расследования преступлений в колониях Ярославской области.
Избиение Вахапова, Макарова и Непомнящих
В апреле 2017 года во время так называемых «обысковых мероприятий» были избиты заключенные. «Обыскивали» сотрудники ИК-1 и спецназ ФСИН, которые скрывали свои лица масками. Среди пострадавших оказались подзащитный «Общественного вердикта» Руслан Вахапов, Евгений Макаров и фигурант «Болотного дела» Иван Непомнящих.
→ Сильно был избит заключенный Евгений Макаров. Врачи колонии его просьбы о помощи проигнорировали.
Заключенных били по телу, но особенно по ногам. Ивана Непомнящих несколько раз «прогнали» через коридор до комнаты обыска и обратно, при этом его методично избивали. После чего Ивана завели в комнату, где хранились матрасы и снова избили.
Очень сильно был избит заключенный Евгений Макаров. Когда избиение закончилось, чтобы получить медицинскую помощь и хоть как-то привлечь внимание администрации, Евгений, которого отправили в штрафной изолятор, порезал себе руки. Врачи колонии просьбы о помощи проигнорировали. Помощник прокурора по надзору за исправительными учреждениями зашел к Макарову в камеру и сказал, что его били за то, что он пишет жалобы.

Адвокаты «Общественного вердикта» обратились в Следственный комитет с сообщением о преступлении, однако СК не посчитал нужным возбудить уголовное дело.
Иван Непомнящих через несколько дней после освобождения из Ярославской колонии №1. Москва, 2017 год. Фото Ксении Гагай
Европейский суд
Отсутствие реакции властей вынудило «Общественный вердикт» запросить Европейский Суд применить срочные меры для защиты Вахапова, Макарова и Непомнящих, все трое еще отбывали срок в колонии. Защитников не пускали к избитым, медпомощь заключенным не оказывалась. Администрация колонии не позволяла фотографировать следы избиений.

Европейский суд удовлетворил запрос на срочные меры, присвоил жалобе «Вахапов и другие против России» приоритетный статус и обязал власти отчитаться 4 мая 2017 года о том, что было сделано.
Срочные меры ЕСПЧ по жалобе
«Вахапов и другие против России»
1. В течение 48 часов (с 27 апреля) Вахапов, Макаров и Непомнящих обязаны быть немедленно обследованы врачами, независимыми от системы ФСИН РФ. ЕСПЧ должны быть предоставлены результаты этого обследования. ЕСПЧ также обязал провести обследование в присутствии защитников.

2. Предоставить убедительные доказательства, что заявители имеют беспрепятственный доступ к ЕСПЧ и своим защитникам — Ирине Бирюковой, Якову Ионцеву, Сергею Шарову-Делоне. Невыполнение срочных мер со стороны России будет воспринято как нарушение 34 ст. Конвенции.

3. Предоставить информацию о результатах официальных разбирательств по жалобам Вахапова, Макарова, Непомнящих на ненадлежащее обращение (пытки, избиения).

→ ЕСПЧ обязал российские власти предоставить информацию о результатах разбирательств по жалобам Вахапова, Макарова, Непомнящих на пытки и избиения.
Пресс-служба УФСИН по Ярославской области несколько раз сообщила, что информация, распространенная «Общественным вердиктом», не соответствует действительности.
На сайте регионального УФСИН было размещено сообщение, в котором говорилось, что в колонии № 1 «в целях поддержания надлежащего правопорядка и изъятия у осужденных запрещенных предметов проводились плановые режимные мероприятия, в том числе обысковые. При этом в колонии присутствовал представитель прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Ярославской области».

«Во время обыска осужденный Непомнящих И. А. отказался выполнять законные требования представителей администрации учреждения, в связи с чем к нему был применен загиб руки за спину. Специальные средства к осужденному не применялись. Информация о якобы избиении Ивана Непомнящих не соответствует действительности».
→ Сначала региональное УФСИН сообщило, что информация об избиении Непомнящих не соответствует действительности.
Позднее, в ответе российского правительства ЕСПЧ, прозвучало, что насилие к заключенным все-таки применялось, также были использованы спецсредства. Но, по мнению чиновников, сила применялась законно, а сейчас «травмы успешно зажили».
Руслан Вахапов с матерью в день освобождения из Ярославской колонии №1. Ярославская область, 2018 год. Фото Ксении Гагай
В июне Следственное управление СК Ярославской области отказалось возбудить уголовное дело по избиению Вахапова, Макарова и Непомнящих.

Практически весь год юристы и адвокаты «Общественного вердикта» выезжали в ИК-1, работали на месте в Ярославской области, чтобы добиться встречи с подзащитными и соблюдения их прав. Внутри фонда даже появилась шутка о том, что правозащитники проводят «массированные командировки ярославских колоний».
День освобождения Руслана Вахапова из ИК-1 Ярославля, 2018 год
В конце июня 2017 года Евгения Макарова избили снова. Как только это стало известно, юристы фонда выехали в Ярославль, чтобы встретиться с заключенным. Но сделать это получилось не сразу, администрация колонии отказывалась пропускать адвоката к подзащитному.
Сотрудники колонии ссылались на то, что Евгений находится в санчасти, приводя множество «причин», по которым встреча невозможна. После нескольких дней безуспешных попыток попасть в колонию адвокат фонда Ирина Бирюкова смогла пройти в ИК-1 и встретиться с Евгением только 6 июля 2017 года. Выяснилось, что его пытали сотрудники колонии. У заключенного были полностью отбиты ноги, он практически не мог ходить. Евгений подробно изложил, как все было, его рассказ был зафиксирован в адвокатском опросе.

Выйдя из колонии, адвокат сразу же обратилась с заявлением о преступлении в Следственный комитет по Ярославской области, но СК как и раньше не обнаружил в пытках Макарова состава преступления. В течение года Фонд «Общественный вердикт» добивался проведения качественной проверки по сообщению о преступлении и возбуждения уголовного дела.
Адвокат Ирина Бирюкова после встречи с заключенным Евгением Макаровым, 2017
Ответ СК не менялся, следователь не видел в действиях сотрудников колонии состава преступления. Позднее выяснится, что во время встречи адвоката и Макарова администрация колонии организовала незаконную прослушку их разговора.
Это станет известно только в 2019 году из материалов уголовного дела в отношении почти двух десятков сотрудников ФСИН, обвиняемых в пытках. А как все же удалось добиться возбуждения уголовного дела, читайте в следующем разделе.
Публикация видео пыток Евгения Макарова
Летом 2018 года в распоряжении «Общественного вердикта» оказалось шокирующее видео из колонии № 1. На записи 18 сотрудников колонии по очереди пытают лежащего на парте и скованного наручниками заключенного. ФСИНовцы резиновыми дубинками методично отбивали заключенному ноги, лили воду на голову через полотенце, от чего заключенный захлебывался. Чуть позднее правозащитники выяснили, что жертва — это заключенный Евгений Макаров.
ФСИНовцы резиновыми дубинками методично отбивали заключенному ноги, лили воду на голову через полотенце, от чего заключенный захлебывался.
Подобные видео и раньше оказывались в руках правозащитников, но в этот раз впервые на кадрах видны лица и роль каждого силовика, кто участвует в пытках.
В июле 2018 года «Общественный вердикт» опубликовал это видео в «Новой газете». С этого момента начинается новая история. Публикация изменила информационный контекст на многие месяцы и заставила официальные лица, в том числе, в руководстве страны давать оценку произошедшему, отчитываясь перед обществом. Власти вновь заговорили о тюремной реформе. Но главное, что следственным органам при таком общественном резонансе уже невозможно было не возбудить уголовные дела.
Обвиняемые в пытках и организации пыток Евгения Макарова (слева на право): бывший замначальник по безопасности ИК-1 Игит Михайлов, замначальник по воспитательной работе ИК-1 Иван Калашников, бывший руководитель ИК-1 Дмитрий Николаев. Фото: Руслан Вахапов, 7х7
Вечером в день публикации Главное управление СКР возбудило уголовное дело по факту превышения должностных полномочий с применением насилия. Практически сразу после этого защитник пострадавшего от пыток Евгения Макарова - Ирина Бирюкова стала получать угрозы. Было принято решение, что адвокат должна временно уехать из страны.
Адвокат обратилась в официальные органы за государственной защитой для себя и своей семьи. С нарушением сроков рассмотрения, но такая защита была предоставлена.
По «ярославскому видео» в течение месяца были задержаны и взяты под под стражу 14 сотрудников ФСИН, позже после публикации новых видео пыток в ярославских колониях были задержаны еще несколько сотрудников. Среди тех, кто сейчас ожидает суда — бывший начальник ИК-1 Дмитрий Николаев и его бывший заместитель по безопасности, сотрудник регионального управления ФСИН, Игит Михайлов и бывший зам по воспитательной работе Иван Калашников.

В мае 2018 года освободился Иван Непомнящих, затем летом из ИК-1 на свободу вышел Руслан Вахапов, в октябре домой вернулся Евгений Макаров. Расследование уголовного дела закончено. Мы ожидаем начала судебного процесса осенью 2019 года.
Прямой разговор Евгения Макарова и его защитников в первый день на свободе
Евгений Макаров с матерью и Русланом Вахаповым в день освобождения из Ярославской колонии №1. Ярославская область, 2018 годФото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Новые факты пыток, новые потерпевшие
После публикации видео из колоний Ярославской области в «Общественный вердикт» стали поступать многочисленные свидетельства из других колоний. «Общественный вердикт» стал защищать заключенных из колоний Углича и Рыбинска, где массово применялись пытки и жестокое обращение.
Сейчас юристы фонда представляют интересы девяти потерпевших от пыток и жестокого обращения в колониях Ярославской области.
Альтернативный доклад в Комитет против пыток ООН
Альтернативный доклад был подготовлен коалицией российских неправительственных организаций и представлен в ООН. За координацию работы, систематизацию материала и подготовку отвечал «Общественный вердикт». В июле 2018 года Доклад представили Комитету ООН против пыток в рамках рассмотрения Шестого официального доклада Российской Федерации. Прочитать доклад, а также реакцию Комитета можно здесь.

Доклад поднимает вопросы соблюдения прав человека, закрепленных в Конвенции против пыток ООН, и привлекает внимание к наиболее актуальным проблемам, которые не нашли отражения в шестом официальном докладе Российской Федерации за 2012-2018 годы.
Прочитать Доклад по соблюдению РФ Конвенции против пыток (2012−2018 годы).
Создание Коалиции #БезПыток
Через несколько дней после публикации видео пыток Фонд «Общественный вердикт» инициировал создание Коалиции «Без пыток». На призыв откликнулись коллеги в разных регионах. Коалиция объединила более десяти организаций и инициативных групп, информационным партнёром стала «Новая газета». В Меморандуме Коалиции говорится: «Мы объединяемся, чтобы создать инструменты, которые смогут на практике обеспечить запрет пыток в местах заключения». Члены Коалиции приняли Пакет срочных мер, направленных на создание эффективного государственного механизма борьбы в пытками.
Петицию подписали свыше 100 000 человек.
Реформа должна будет затронуть как минимум ФСИН, Следственный комитет, прокуратуру и Минздрав.
Работа Коалиции началась с детальной проработки срочных мер, переговоров разными акторами. В августе 2018 года «Общественный вердикт» выпустил петицию «Остановим пытки в российских тюрьмах!», адресованную президенту России. В петиции говорится, что проблема насилия и пыток в колониях носит системный характер и реформы ФСИН — недостаточно. Необходимо добиться полного запрета пыток. Реформа, направленная на выявление, документирование и расследование насилия, должна затрагивать Прокуратуру, Следственный комитет, ФСИН и Минздрав. Петицию подписали свыше 100 000 человек.

Из показаний арестованных сотрудников ярославских колоний выяснилось, что съемка пыток происходила по указанию руководства колонии, о пытках знали и некоторые руководители ФСИН Ярославской области. Видеофиксация, которая должна быть неоспоримым доказательством в случае любых официальных разбирательств, на самом деле используется как способ внутренней отчетности и управления.
ФСИН использует видеофиксацию в своих интересах, как способ внутренней отчетности
и управления.
Проблема не в отсутствии видеофиксации и, как результат, не в необходимости многомиллиардного финансирования технического оснащения колоний, а в отсутствии эффективного государственного механизма реагирования на пытки.
Заседание коалиции #БезПыток. Фото из архива фонда «Общественный вердикт»
Проект #СтопШИЗО
В прошедшие два года «Общественный вердикт» выявил серьезную и системную проблему в колониях — это внесудебные наказания заключенных. Понятно, что проблема была известна и раньше, но мы стали первыми, кто решил правовыми средствами изменить эту практику.
Заключенные, которые уже находятся в колониях и уже отбывают наказания по решению суда, часто подвергаются дисциплинарным наказаниям. Эти наказания сопровождаются жестокостью и полным отсутствием контроля. Начальники колоний имеют фактически неограниченную свободу наказывать, отправляя осужденных в штрафной изолятор (ШИЗО) на длительный срок. Действующий закон установил очень простые правила дисциплинарных разбирательств, но даже эти правила не соблюдаются. ШИЗО назначают за мытье головы с голым торсом (нужно в куртке), за отсутствие «графика дежурств по камере».

По своей тяжести водворение в штрафной изолятор сопоставимо с самостоятельной уголовной санкцией. И нет никаких гарантий, что будет справедливое разбирательство.
Начальники колоний имеют фактически неограниченную свободу наказывать, отправляя осужденных в штрафной изолятор на длительный срок.
Примеров успешного обжалования крайне мало. Штрафные изоляторы повсеместно используются в качестве мести заключенному за подачу жалобы на действия сотрудников колоний или за обращение к правозащитникам.

►►
Асмик Новикова, руководитель исследовательских проектов “Общественного вердикта”
— Практика наказаний в колониях, де-юре подкрепленная слабыми гарантиями от произвола, делает пытки неизбежными, а их искоренение — безнадежным. Никакого контроля за тем, кого, за что и на какой период отправляют в карцер или в ШИЗО — практически нет. ФСИН в 2016 году отчиталась — в первое полугодие 2016 года заключенных переводили в строгие условия (ШИЗО, камерные помещения) 166 897 раз и только 53 раза прокуратуры отменили наказания, найдя его необоснованным. Цифры убедительны. Прокуратура не работает как эффективное средство контроля.
Проект заработал в 2018 году и стал совместным с «Русью Сидящей». Мы создаем эффективные средства правовой защиты для заключенных через юридическую и исследовательскую работу. В 2019 году будет открыта тематическая и открытая для всех страница проекта.
Проект «Жизнь после пыток»
В апреле 2017 года «Общественный вердикт» впервые в офлайн формате представил проект «Жизнь после пыток». В «Благосфере» состоялся показ двух документальных фильмов: «Седьмая беда» о семье сочинского строителя Мардироса Демерчяна, который незадолго до Олимпиады пережил пытки в полиции, и «Я не хочу работать в милиции» о Руслане Рахаеве, капитане полиции, ложно обвиненном в гибели задержанного.
Исследовательский и документальный проект «Жизнь после пыток» говорит о пытках без посредников: герои фильмов, люди, пережившие пытки, сами создают сценарий фильма за счет того, как и что они готовы рассказать. Это настоящие истории наших современников. Они о том, как меняется их жизнь, какую цену платят люди, восстанавливая свои права и доброе имя, что происходит с семьями и близкими.

Документальные фильмы, истории героев, юридические комментарии размещены на странице проекта.
Страница документального проекта «Жизнь после пыток» с историями наших современников, людей, пострадавших от пыток.
Документальный фильм «Четыре истории», 2018 год

Фильм «Четыре истории» продолжает серию фильмов проекта «Жизнь после пыток». Это истории из России, Армении, Кыргызстана и Молдовы. Этот фильм о взаимопомощи, упорстве и достоинстве человека.

28 лет назад вместо СССР возникли независимые государства. Все эти годы в этих странах пытались реформировать правоохранительные органы. Пытки и жестокое обращение должны были остаться в прошлом. Но этого не получилось, советское наследие сложно преодолевается. «Четыре истории» — кино о четырех семьях из разных республик. Фильм показывает, как новый суверенитет размывается из-за одинаково равнодушного государства в его нежелании восстанавливать права человека.
Четыре истории из Молдовы, Кыргызстана, Армении и России о семьях, переживших пытки.
Жюри Международного фестиваля документального кино о правах человека One World выбрало фильм для внеконкурсной программы. Он был впервые показан в Брюсселе на фестивале документального правозащитного кино. В 2018 году фильм получил награду в номинации «Право на жизнь, свободу и безопасность» на XII Международном фестивале документальных фильмов о правах человека в Кыргызстане.
Защита НКО от преследования властей
В июне 2018 года ЕСПЧ коммуницировал жалобы 15 российских НКО, которые пострадали от закона об «иноагентах». Четыре из них — это организации, которых фонд защищает в российских судах и ЕСПЧ.
Ранее в 2017 году ЕСПЧ начал рассматривать коллективную жалобу от 61 российской некоммерческой организации. «Общественный вердикт» также участвовал в подготовке этой жалобы. НКО жаловались на то, что государство, применяя закон об «иностранных агентах», нарушает свободу выражения мнения и свободу объединений (10 и 11 статья Европейской Конвенции).
Закон об «иностранных агентах» нарушает свободу выражения мнения и свободу объединений (10 и 11 статья Европейской Конвенции).
Исследование «Что ты думаешь о насилии и пытках?»
В прошедшие два года исследователями фонда было разработано и проведено он-лайн социологическое исследование, изучающее отношение людей к насилию и пыткам. Эта работа ведется в партнерстве с Методической лабораторией Низгораева.
Это исследование позволяет оценивать уровень и причины согласия граждан с практикой пыток. Опрос построен на документальных случаях пыток. Они переформулированы в анонимные истории, а респонденты как бы оказываются участниками этих историй и им нужно принять решение, как действовать в каждой ситуации.

Исследование впервые было проведено в марте 2017 года. Оно периодическое, всего проведено три волны измерений.
Выставки и проект «Новый активизм»
В декабре 2017 года к печальному юбилею закона об «иностранных агентах» «Общественный вердикт» организовал выставку комиксов «Новый активизм».

Семь художников из разных регионов России и Украины через комиксы рассказывали о правозащитниках и тех, кого они защищают. Неприятие пыток и войны, человеческое достоинство и неприкосновенность личности — темы для арт-высказываний. Открытие выставки состоялось в Сахаровском центре в Москве.

Параллельно был создан сайт, на котором представлены работы художников проекта.
Выставка комиксов о работе правозащитных организаций «Новый активизм» в Петербурге/Репортаж Радио Свободы
Презентация проекта «Новый активизм» в Сахаровском центре в Москве, 2017 год. Фото из архива фонда «Общественный вердикт»
Проект «Вигиланты»
В 2018 году «Общественный вердикт» начал проект о квази-полиции. Вигиланты — люди, которые присвоили себе полномочия полиции и занялись «охраной общественного порядка». Вигиланты сами решают, что законно, а что нет, кто нарушитель и как с нарушителями надо бороться.

В последние годы в России виджилантизм не только развился, но и получил косвенную, а в ряде случаев прямую, поддержку властей. Иногда вигиланты выходят из-под контроля и начинают раздражать власти. В итоге страдают граждане.

Логотип проекта. Автор Александра Пономарева
«Общественный вердикт» исследует деятельность вигилантов, оценивает риски для соблюдения прав человека и оказывает юридическую помощь людям, которые пострадали от вигилантов. Отдельно проект изучает, как виджилантизм влияет на профессиональные стандарты работы полиции. Все материалы проекта размещаются на информационно-аналитическом ресурсе.
Все материалы информационно-аналитического проекта «Вигиланты» размещаются здесь
Исследование «20 лет ЕСПЧ в России»
В 2018 году мы отмечали юбилей — двадцать лет Европейского суда в России. В исследовании сделана попытка тщательно оценить, какое влияние оказала европейская юрисдикция на российскую действительность. В исследовании рассказывается, что успел сделать суд в России за двадцать лет, сколько компенсаций было присуждено, какие статьи Европейской Конвенции чаще всего нарушают власти нашей страны.

Обложка исследования. Автор Александра Пономарева
Самое главное — анализ того, после каких постановлений ЕСПЧ Россия начала и успешно провела реформы, а какие постановления суда проигнорировала.
Исследование «20 лет ЕСПЧ в России» можно посмотреть здесь.
Приговор Руслану Рахаеву
Летом 2018 года Черкесский городской суд вынес обвинительный приговор бывшему начальнику уголовного розыска столицы Карачаево-Черкесии капитану полиции Руслану Рахаеву. Его признали виновным в превышении должностных полномочий, которые привели к гибели задержанного Дахира Джанкезова. Рахаев получил девять лет колонии строгого режима. Обвинение против Рахаева строилось на показаниях полицейских, которые незаконно задержали Джанкезова, а затем всю ночь держали в опорном пункте полиции, добиваясь признания в преступлении.
Репортаж, снятый перед приговором по делу Руслана Рахаева, 2018 год

►►
Дмитрий Егошин, руководитель юридической практики по защите прав человека “Общественного вердикта”
— Дело Руслана Рахаева стало одним из ключевых дел в практике «Общественного вердикта». Мы считаем Рахаева невиновным в гибели человека, а расследование непрофессиональным и предвзятым. Следствие, прокуратура и суд восемь лет потратили на то, чтобы доказать вину невиновного, и проигнорировать ключевые доказательства по делу. Кто убил Джанкезова так и осталось неизвестно, вероятно, они продолжают работать в полиции Черкесска.
В то время, как Руслан Рахаев находится в колонии, «Общественный вердикт» продолжает его защищать и обжаловать неправосудный приговор в российских судах. Несколько жалоб в интересах Рахаева направлено в Европейский суд по правам человека.
Руслану Рахаеву выносят приговор. Черкесск, 2018 год. Фото Ксении Гагай
Посылки и передачи заключенным
В 2017 году изменились правила, которые устанавливают предельный вес передач и посылок для заключенных. Но большинство колоний эти изменения не приняли, вернее продолжают руководствоваться старыми нормами и по-прежнему отказываются принимать посылки тяжелее 20 килограмм.
«Общественный вердикт» получил множество обращений от родственников заключенных, которые столкнулись с этой проблемой. Команда фонда подготовила правовую шпаргалку, с помощью которой можно добиться соблюдения прав граждан, находящихся в местах лишения свободы.
Правовая шпаргалка о передачах и посылках заключенным
Проект «Защити себя сам»
В 2017 году «Общественный вердикт» запустил сайт с правовыми инструкциями«Защити себя сам». Здесь собраны правовые мобильные памятки, которые разработали юристы фонда исходя из опыта работы и актуальности проблем, с которыми сталкиваются люди. Наша задача была в том, чтобы объяснить гражданам, как защитить свои права в разных ситуациях.
Каждая памятка — пошаговое практическое руководство, точное описание последовательности ваших шагов в самых разных ситуациях общения с представителями правоохранительных органов.
За прошедшие два года «Защити себя сам» стал одним из самых популярных проектов «Общественного вердикта». Каждую неделю памятки просматривают около 1000 человек.
ДЕЛА
За последние два года фонд принял в производство более 200 дел о пытках и жестоком обращении, о преследовании гражданских активистов, о нарушении права на свободу собраний, прав НКО.
Дело Александра Зыкова
В 2018 году в Костроме «Общественный вердикт» добился первого приговора, когда осудили полицейского за применение незаконного насилия против гражданского активиста. В августе 2017 майор местного «Центра по борьбе с экстремизмом» Эдуард Волков беспричинно разбил бровь координатору штаба Навального в Костроме Александру Зыкову. Позднее полицейский был признан виновным и осужден на три года. МВД принесло официальные извинения за действия своего сотрудника. Юристы фонда добились компенсации для пострадавшего — 35 000 рублей.
Юристы фонда добились компенсации для пострадавшего - 35 000 рублей.
Отметим, что с 2012 года, когда на Болотной площади в Москве полицейские массово избивали участников оппозиционного митинга, не зафиксировано ни одного случая, когда было бы возбуждено уголовное дело против применивших чрезмерное или незаконное насилие полицейских.
Александр Зыков, 2018 год. Фото из архива А.Зыкова
Дело Марка Яворского
Шестнадцатилетний житель Сочи Марк Яворский был обвинен в убийстве и заключен под стражу в 2015 году. Яворский инвалид по зрению. За то время, как следствие его держало в СИЗО, Марк практически ослеп. В мае 2016 года удалось добиться изменения меры пресечения на домашний арест. В феврале 2017 года Краснодарский краевой суд отправил Яворского на семь с половиной лет в колонию общего режима, несмотря на инвалидность Первой группы, которая является основанием для освобождения от наказания.
Юристам удалось добиться возвращения Марка домой и освобождения от наказания по состоянию здоровья.
Яворский был взят под стражу в зале суда и через несколько дней отправлен в колонию. Тем не менее юристам фонда удалось добиться возвращения молодого человека домой и освобождения от наказания по состоянию здоровья.
Стопкадр из программы «Андрей Малахов. Прямой эфир». Фото с личной страницы М.Яворского «ВКонтакте»
Дело Марины Рузаевой
Многодетную мать Марину Рузаеву полицейские попросили поехать с ними в отдел полиции и помочь опознать предполагаемого преступника по фотографиям. Оперативники сказали, что надо посмотреть фотографии подозреваемых.
Но в полиции Рузаеву приковали наручниками к лавке, надели на голову пластиковый пакет и стали избивать. Полицейские во время пыток применяли электрошокер.
Уголовное дело против полицейских многократно незаконно прекращали. Рузаева с мужем с помощью «Общественного вердикта» добилась возобновления дела. В 2018 году против следователя, который не расследовал пытки и сфальсифицировал протоколы изъятия вещественных доказательств, было возбуждено уголовное дело. Прекращение дела о пытках Марины снова отменили.
Документальный фильм о деле Марины Рузаевой «Мама,я не одна» проекта «Жизнь после пыток»
Марина Рузаева с сыном в Усолье-Сибирском, 2017 год. Фото Ксении Гагай
Дело Салимы Мухамедьяновой
После конфликта с соседями по коммуналке полицейские задержали Салиму Мухамедьянову и ее мужа Игоря Губанова. Мужа потом отпустили, а Мухамедьянову сначала избили, а потом изнасиловали. После того, как Мухамедьянова обратилась в Следственный комитет с сообщением о преступлении, было возбуждено уголовное дело.
Но очень скоро дело было закрыто, а на пострадавшую возбудили дело «о ложном доносе». Пытаясь добиться расследования пыток своей жены муж Мухамедьяновой начал «акцию отчаяния».
Мужчина отрезал каждую неделю по пальцу и записывал видеообращения к председателю СК, требуя начать расследование. Губанов успел отрезать себе два пальца, пока психологам «Общественного вердикта» не удалось убедить Игоря прекратить свою акцию протеста.

Расследования добиться не удалось. Мухамедьянову признали виновной в ложном доносе и приговорили к многотысячному штрафу. Игорь Губанов умер от инсульта, не дожив до приговора. «Общественный вердикт» обжаловал неправосудный приговор и добился освобождения Мухамедьяновой от наказания. Наши юристы обратились в Европейский суд с жалобами на пытки и отсутствие расследования.
→ Фонд обратился в Европейский суд с жалобой на пытки и отсутствие расследования дела Салимы Мухамедьяновой.
Салима Мухамедьянова дома в Магнитогорске, 2018 год. Фото Ксении Гагай
Защита гражданских активистов
По этому направлению работы в 2017 — 2018 гг. «Общественный вердикт» подал в ЕСПЧ 72 жалобы. Все наши заявители пытались реализовать свое конституционное право на свободу мирных собраний. В 2018 году Европейский суд по правам человека начал рассматривать жалобы пяти жителей Республики Коми на незаконный запрет публичных мероприятий администрацией Сыктывкара.
Один из них — сотрудник Международного общества «Мемориал» Михаил Рогачев, который был оштрафован на 10 000 рублей за участие в протестной акции в Сыктывкаре в день проведения в Крыму референдума о присоединении к России.
Еще одна жалоба была подана на запрет властей столицы Республики Коми провести пикет на крыльце городской администрации. Тогда активисты обращались к властям даже не с политическими лозунгами, они просили вернуть автобусную остановку у собачьего приюта в одном из районов города.

В августе 2018 года в Санкт-Петербурге юристам фонда удалось добиться прекращения дела против Наталии Вознесенской, которую задержали на демонстрации 1 мая 2018 года и обвинили в неповиновении полиции.
Мы защищали гражданских активистов также в Кирове, Красноярске, Перми, Ухте, Комсомольске-на-Амуре, Иркутске, Сочи и Москве.
Юристы Фонда защищали гражданских активистов также в Кирове, Красноярске, Перми, Ухте, Комсомольске-на-Амуре, Иркутске, Сочи и Москве.
Дело Андрея Лукьянова
Обычно в отчетах пишут о победах, но дело москвича Андрея Лукьянова нельзя назвать победой. В этом деле мы пока не добились справедливости.

Андрея задержали в 2012 году. Он снимал на видеокамеру собрание граждан на Красной пресне. К Лукьянову подошли ОМОНовцы и проверили документы, а затем предложили пройти в полицейский автобус. Оказалось, что сотрудники центра «Э» перепутали молодого человека с активистом арт-группы «Война», который находился в розыске.
Когда Лукьянов достал телефон и попытался позвонить жене, чтобы сообщить, что его везут в полицию, его стали избивать. Всю дорогу до отдела полиции Лукьянова везли лицом вниз, в наручниках на деревянной лавке.
Второй раз Лукьянова били уже в полиции, когда задержанный отказался проходить дактилоскопию. Без воды и еды Лукьянов провел в отделе полиции почти сутки. Из полиции молодого человека отпустили только после вмешательства адвоката «Общественного вердикта» — он все-же смог растолковать полицейским, что они задержали постороннего человека.

Добиться справедливости Лукьянов пытался семь лет. «Общественный вердикт» подал иск в интересах Лукьянова. Прошло еще полгода, после семи заседаний судья Гагаринского суда Москвы Сергей Полковников отказал Андрею Лукьянову в компенсации за избиение полицейскими.
Рассказ Андрея Лукьянова о попытке добиться справедливости в течение семи лет.
Андрей Лукьянов. Москва, 2017. Фото Ксении Гагай
Цифры и факты
За последние два года юридическую помощь и поддержку наших юристов и адвокатов получили более тысячи человек. Мы участвовали в сотнях судебных процессов в разных регионах страны.
В связи с ростом количества дел, по которым работает «Общественный вердикт», и расширением тем и областей, по которым оказывается правовая помощь, в 2017 году мы решили преобразовать правовой отдел в две юридические практики. Это Практика по защите прав человека и Практика по защите основных свобод. Теперь два юридических департамента получили больше возможностей профессионально заниматься специальными категориями дел, помогая друг другу и находясь в постоянном сотрудничестве.
За последние два года «Общественный вердикт» взял в производство больше 200 дел.
За два года работы в «Общественный вердикт» с просьбами о правовой помощи обратились не менее 1000 человек.
Каждый обратившийся получил консультацию по своему делу. К сожалению, мы не можем взять в работу все дела — по многим невозможно юридически что-либо исправить или же обращение не связано с профилем работы фонда. В общей сложности в производстве «Общественного вердикта» находилось более 200 дел о пытках и жестоком обращении со стороны правоохранительных органов, о преследовании гражданских активистов, нарушении права на свободу собраний, прав некоммерческих организаций, которых власти преследуют по закону об «иностранных агентах» и о «нежелательных организациях».
За два года юристы фонда подали 100 жалоб в Европейский суд по правам человека.
По защите права на запрет пыток — 26 жалоб, по защите права на мирные собрания и ассоциации — 74 жалобы. В общей сложности ЕСПЧ коммуницировал 69 наших жалоб. По 12 жалобам ЕСПЧ вынес постановления, в которых признаются нарушения Европейской конвенции, допущенные Российской Федерацией.
В общей сложности ЕСПЧ коммуницировал 69 наших жалоб.
Расшифровка обозначений
КГ — Калининградская область

МУ — Мурманская область

ЛО — Ленинградская область

СПб — Санкт-Петербург

НВ — Новгородская область

КО — Республика Коми

КЯ — Красноярский край

ЯР — Ярославская область

ИВ — Ивановская область

КС — Костромская область

МЭ — Республика Марий Эл

КИ — Кировская область

ПМ — Пермский край

ИР — Иркутская область

МС — Москва

МО — Московская область

ТТ — Республика Татарстан

СВ — Свердловская область

МД — Республика Мордовия

УЛ — Ульяновская область

ЧЛ — Челябинская область

АЛ — Алтайский край

ХБ — Хабаровск

ПР — Приморский край

КУ — Курская область

ЛП — Липецкая область

СА — Самарская область

ВГ — Волгоградская область

КД — Краснодарский край

РВ — Ростовская область

КЧ — Карачаево-Черкесская республика

СТ — Ставропольский край

ЧЕ — Чеченская республика
География работы «Общественного вердикта» в 2017-2018 годах — это 33 региона и 43 города России. Вместе с юристами фонда в разных регионах России права граждан защищали 43 адвоката и привлеченных юриста.

Ежегодно на профессиональную юридическую помощь людям «Общественный вердикт» направлял порядка 10 млн рублей.
Практика по защите прав человека
В 2017 и 2018 годах благодаря работе фонда следственные органы возбудили более десятка уголовных дел по статье «превышение должностных полномочий с применением насилия», именно по этой статье преследуют сотрудников правоохранительных органов, которые используют пытки.
Фигурантами уголовных дел стали более полутора десятков сотрудников силовых ведомств.
Фигурантами уголовных дел стали более полутора десятков сотрудников силовых ведомств. Троим сотрудникам были вынесены обвинительные приговоры. Суды назначили компенсации нашим подзащитным в размере 745  000 рублей.

►►
Дмитрий Егошин, руководитель юридической практики “Общественного вердикта” по правам человека
— Зачастую, когда работаешь с делами о «пытках» глаз замыливается, и ты не замечаешь особых успехов и достижений в работе. Начинает казаться, что все вокруг плохо. Пытки продолжаются, следствие не особо рвется раскрывать преступления и т. д. Появляется все больше разочарований.

Показательным для меня стала работа по защите капитана полиции Руслана Рахаева, которого обвинили в гибели задержанного. Многочисленные нарушения, то как «топят» невиновного человека при большом количестве доказательств, указывающих на невиновность… Поражает бездушность людей «при погонах», когда доказываешь им абсурдность обвинения, но видишь, что мешаешь им, отвлекаешь от их целей. С другой стороны, количество обращений к нам растет. Это значит, что люди верят нам и готовы, забывая страхи, отстаивать свои права. Это дает силы и надежду, понимание, что работаешь не зря.
Практика по защите основных свобод
За два года работы практики по защите основных свобод юристам удалось добиться прекращения преследования четырех гражданских активистов.
В 2017 году власти начали активно применять так называемый закон о «нежелательных организациях». Сам закон был принят еще в 2015 году и стал продолжением кампании по уничтожению независимых некоммерческих организаций в России.
Закон о «нежелательных организациях» начали активно применять в 2017 году.
За два года «Общественному вердикту» удалось добиться прекращения дел пяти НКО, которых преследовали за якобы невыполнение закона об «иностранных агентах» и «нежелательных организациях».

►►
Елена Першакова, юрист, руководитель практики “Общественного вердикта” по защите основных свобод
—  Два последних года мало отличались от предыдущих. Не надо быть юристом, чтобы увидеть, как с каждым годом урезают возможности граждан собираться на мирные собрания и публично критиковать власть. И чем сильнее людям не хватает прав, тем сильнее они их требуют. Власти же сильнее людям препятствуют.

Отрицание значимости и необходимости в демократическом обществе некоммерческих организаций, которые занимаются защитой прав человека, в последние годы становится лейтмотивом всей деятельности органов власти. Законы об иноагентах и нежелательных организациях — тому пример. Действия властей еще больше осложняют диалог общества и государства. В таких условиях наша работа по защите гражданских активистов и НКО может со стороны выглядеть как «работа в стол». Тем не менее, пока у нас не отменили Конституцию и гарантированные ей права, пока остаются законные возможности защищать людей и свободы, мы будем работать и одерживать маленькие, но важные победы.
Психологическая помощь пережившим пытки и незаконное насилие
Более 70 человек в 2017−18 годах получили нашу помощь по программе психологической реабилитации людей, переживших пытки и жестокое обращение. В общей сложности наши психологи провели около 1000 консультаций. С пострадавшими работали психологи в Москве, Йошкар-Оле, Черкесске, Ярославле, Новокузнецке, Магнитогорске, Иркутске, Усолье-Сибирском и Перми.
В общей сложности за последние два года наши психологи провели около 1000 консультаций.

►►
Светлана Яблонская, руководитель направления психологической реабилитации людей, переживших пытки
— В 2017-2018 годах, как и прежде, основной нашей задачей была непосредственная работа с пострадавшими и их родственниками. Как известно, от пыток страдает не только сам пострадавший, но и семья, близкие друзья. Поэтому помогать нужно всем. Работа проводилась как индивидуально, так и с семьями и знакомыми.

Психологи фонда занимались диагностикой пострадавших и составляли заключения для судов. Мы проводили психологические семинары, где очень важно было делиться опытом, рассказывать о том, как мы работаем с пострадавшими от пыток. Это само по себе новое направление в нашей деятельности. За два года состоялось около десятка выступлений.
Доверие общества и частные пожертвования
Мы работаем для того, чтобы люди в нашей стране чувствовали себя в безопасности, были защищены. Это сложно, решение этих задач невозможно без большой и сознательной вовлеченности самих граждан в различные процессы. Для этого мы занимаемся правовым просвещением, разрабатываем механизмы и формы участия людей в институтах гражданского контроля.
Поддержите работу «Общественного вердикта» на guide.myverdict.org и myverdict.org
За два года граждане пожертвовали нам около 700 000 рублей, эти деньги мы направили на помощь пострадавшим от пыток и других нарушений прав человека.

►►
Инга Пагава, фандрайзер “Общественного вердикта”
— Последние несколько лет «Общественный вердикт» обращается к гражданам, призывая поддержать нашу работу. Этот призыв имеет несколько целей. Всем очевидно, что сейчас усилилось давление на правозащитников, созданы значительные препятствия для получения финансирования от иностранных благотворительных фондов, отечественный бизнес не особо вкладывается в поддержку прав человека, потерять свое дело никто не хочет. При этом растет количество нарушений прав человека в нашей стране. Отсюда растет и необходимость нового и большего финансирования. Другими словами, работы для правозащитников стало в разы больше.

Вторым, а может и первым моментом является то, что люди должны понимать, что права человека в нашем случае это не коммерция, но это дело требует денег. Мы оплачиваем работу адвокатов, наши юристы ездят на суды и следственные действия в другие регионы страны. Все это требует финансирования. Очень важно, что наши люди это понимают и помогают нам.
Следите, читайте, делитесь и поддерживайте работу «Общественного вердикта» на guide.myverdict.org и myverdict.org
ФИНАНСЫ
Публичный отчет Фонда содействия защите прав и свобод граждан «Общественный вердикт» за 2017-2018 годы

Проект фонда «Общественный вердикт»
Общественный вердикт — некоммерческая организация, оказывающая правовую помощь по защите прав человека гражданам, пострадавшим от неправомерных действий российских правоохранительных органов.

СОЦСЕТИ
Фонд «Общественный вердикт» защищает права и свободы человека. Граждане уязвимы, когда вынужденно сталкиваются с правоохранительными органами, а те не ограничивают себя нормами закона. Это ситуации произвольных задержаний, избиений, пыток. Мы помогаем людям пережить произошедшее и вернуться к нормальной жизни, вместе с ними добиваемся справедливости. Каждое дело, доведенное до суда, — акт гражданского контроля за правоохранителями, а следовательно, шаг в сторону реформ и воплощения принципов соблюдения прав человека в полиции, следствии и суде.В 2011-2012 годах в России новые законы ограничили право на свободу собраний и объединений. Были введены серьезные санкции — арест, уголовное преследование, штрафы, — за участие в мирных публичных мероприятиях, не санкционированных властями. Принудительное внесение в реестр «иностранных агентов» в сочетании с подлыми информационными кампаниями и непомерными штрафами усилило давление на российское гражданское общество и это стало частью повседневности. В 2012 году мы открыли новую программу и стали защищать активистов и гражданские организации. На нашем счету помощь нескольким сотням активистов и нескольким десяткам НКО, включая нас самих, кто был принудительно включен в «реестр НКО, выполняющих функции иностранных агентов». Мы будем продолжать эту работу и дальше, поскольку убеждены, что правовое общество возможно только там, где уважаются и соблюдаются фундаментальные права и свободы.